Максим Харченко завершил зимнюю экспедицию по Амуру

Экстремал о стихии, волках и потерянных санях

Известный приморский путешественник Максим Харченко 14 марта отправился в зимнюю экспедицию и успешно завершил ее 26 марта. В интервью «МК в Хабаровске» он рассказал, о самых тяжелых и опасных моментах в одиночном походе.

Экстремал о стихии, волках и потерянных санях
Максим Харченко завершил зимнюю экспедицию по Амуру Фото: Максим Харченко

О герое Максиме Харченко мы рассказывали ранее, когда он только готовился к путешествию по суровому Хабаровскому краю. Вот уже четвертый год он следует путем выдающегося русского морского офицера Геннадия Ивановича Невельского, повлиявшего в XIX веке на присоединение большой территории Дальнего Востока к России.

В этом году свою экспедицию Максим решил провести в суровых условиях, пройдя 250 километров от Николаевска-на-Амуре до Петровского зимовья в заливе Счастья и обратно. Как признался спортсмен, хотя сейчас и весна, в тех местах, где он испытывал себя на прочность, еще по-зимнему холодно.

СРЕДИ ТОРОСОВ

Максим Харченко завершил зимнюю экспедицию по Амуру Фото: Максим Харченко

Экспедиция стартовала, как и планировалось, 14 марта из Николаевска-на-Амуре. В половине одиннадцатого путешественник вышел на лед, проверил свое снаряжение и начал долгий поход.

- Эх, нелегкое было путешествие, и мне есть, что рассказать. Столько испытаний прошел, которых даже не мог себе представить. Скажу, что в первый же день я шел среди торосов и провалился в трещину. В результате чего подвернул колено, оно болело, я не мог ступить на ногу и начал переносить вес на другую ногу, - делится путешественник.

Но это было только начало всех приключений. Утром, 16 марта, на третий день экспедиции у Максима начало болеть все тело от нагрузок, так как он несколько дней тянул сани-волокуши, вся экипировка весила порядка 90 килограммов.

Максим Харченко завершил зимнюю экспедицию по Амуру Фото: Максим Харченко

- Мое тело требовало отдыха, мышцы жутко болели. А тут еще неприятность - поднимается шквальный ветер с такой силой, что сани-волокуши взлетают и бьются о палатку. Две дуги ломаются, спальник уносит вдаль, я бегу за ним. Но Слава Богу догнал спальный мешок. В этот день я боролся со шквальным ветром и как только все стихло, стал ремонтировать стойки, - вспоминает спортсмен.

На следующий день Максим дошел до поселка Озерпах в Николаевском районе. На мысу разбил лагерь, чтобы спрятаться от ветра. И в этот день его увидел сторож рыболовецкой базы, которая была неподалеку.

- Он порекомендовал мне обсыпать палатку снегом, чтобы было тепло. А после, в бухте Льва Толстого, встретил рыбаков, они помнили меня по лету, подъехали на снегоходе и пригласили меня к себе. Я отказался, сказав, что привыкаю к холоду, но они тут же спросили, чем могут помочь. Я попросил хлеба и сала, они привезли мне еду. До сих пор вспоминаю этих добрых людей, - говорит Максим.

Известный приморский путешественник Максим Харченко 14 марта отправился в зимнюю экспедицию и успешно завершил ее 26 марта.

СЕВЕРНЫЙ ВЕТЕР

В пятый день экстремал поставил перед собой задачу - дойти до мыса Казакевичево. Максим успел добраться до назначенного места, пока не начался северный ветер. По дороге, чтобы согреться, пил чай. Его постоянно бросало то в пот, то в холод. Как признался путешественник, организм боролся с перепадом температур.

- Самое интересное ждало меня впереди. 19 марта я стартовал от мыса Пуир и дошел до поселка Макаровка. Это самый последний северный населенный пункт на Амурском лимане. Шел вдоль берега, прячась от ветра. В поселке ждали меня мои друзья, с которыми познакомился еще летом. Это супружеская пара Людмила и Александр Антушевич. Они накормили меня, натопили баню и предоставили ночлег. Утром я уже стартовал к мысу Меньшикова, это порядка восьми километров, - делится Максим.

Фото: Максим Харченко

МИРАЖ

За неделю путешественник уже привык к холодному порывистому ветру, с которым приходилось бороться каждый километр пути. Силы были на исходе, не хотелось больше двигаться. Но, была и приятная неожиданность.

- Когда я стартовал с поселка Макаровка, обратил внимание на ясное небо и на красивейший горизонт по периметру. Местный житель Александр, у которого я останавливался на ночь, сказал, что это мираж. Когда я отошел от поселка в сторону мыса Меньшикова, до которого было 8 километров, Александр подъехал на снегоходе и сказал: «Смотри мыс поднялся». Казалось, что он тянется к облакам, как будто растет в высоту. Даже стали видны острова Залива Счастья и торосы за ними. Горизонт стал плоским и изогнутым в противоположную сторону. Вот такой мираж я увидел на подходе к Заливу Счастья, - улыбается Максим.

Фото: Максим Харченко

На восьмой день экстремал уже ночевал в центре Залива Счастья. Для того, чтобы палатка была защищена от порывистого ветра, ему пришлось спрятаться за торосом высотой в 1,5 метра.  

- Пока кипятил чай, не обращал даже внимания, что вокруг происходит. Залез в палатку, услышал непонятные звуки. Стал перебирать в голове, что это может быть. Понял, что это льдины давят друг на друга. Шум был такой, как будто длинный стальной трос рвется. Лежу в палатке и слышу, как вокруг меня все живое, - вспоминает Максим. 

Экспедиция стартовала, как и планировалось, 14 марта из Николаевска-на-Амуре. Фото: Максим Харченко

КРЕСТЫ И БУРАН

Когда наш герой уснул от усталости, утром его стали беспокоить мысли, о том, что в любой момент могут прийти волки.

- Не мог успокоить сердцебиение, сильно нервничал. В этот день еще и погода начала портится - небо стало мрачное с темно-фиолетовым оттенком. Я как мог быстро шел по следу бурана, и он меня вывел к Петровской косе. Здесь я увидел кресты. Один из них был увесистый, на котором было написано - погибшим первооткрывателям, в частности дочери Невельского Катеньке. Был еще крест сваренный из толстого метала, тоже с памятной табличкой. Но, мне больше всего понравился крест из стволов лиственницы, грубо оттесанный и в месте, где крестовина закреплен рыбацким канатом. На фоне его я и делал памятные фотографии, - рассказывает путешественник.

Максим Харченко завершил зимнюю экспедицию по Амуру Фото: Максим Харченко

К кресту Максим привязал маленькие вымпелы, которые ему вручили дети в Николаевске-на -Амуре. Школьники попросили установить их флаги на месте Петровского зимовья.

- Я знал, что здесь в пяти километрах, находится рыбацкая база, и возможно там я встречу сторожил у которых могу остановиться. Да еще погода портилась основательно. Вымотанный с тяжелыми нартами чувствовал, что у меня впервые в жизни могут отказать ноги. Я не шел, а практически полз. На мое счастье встретил сторожей Нонну и Евгения. Они открыли двери, и я ввалился к ним в сторожку без чувств. Хозяйка помогла раздеться, посадила за стол, накормила, напоила горячим чаем. В рыбацком маленьком домике я в беспамятстве лег спать и уснул, - с волнением вспоминает тяжелый момент в экспедиции.

Утром, во всю мела пурга, был сильный порывистый ветер. Весь день Максим провел в сторожке, постоянно пил чай. Его организм был обезвожен, так как талой водой из снега, что он пил всю дорогу, организм не насыщался.

ВОЛК РЯДОМ

- Нонна меня угостила брусникой. Страшно представить если бы не было этой базы, что было бы со мной. Мне рассказали, что в 10 километрах есть поселок, где местный житель убил волка на своем участке. Хищник  тот весил 70 килограмм. Еще пара хищников ходят и выманивают собак, - говорит Максим.

Когда пурга стихла, путешественник сфотографировал рыбацкую базу, и чтобы не терять время, помчался по заливу Счастья в обратном направлении.

В этом году свою экспедицию Максим решил провести в суровых условиях, пройдя 250 километров от Николаевска-на-Амуре до Петровского зимовья в заливе Счастья и обратно. Фото: Максим Харченко

- Мне нужно было снова пересечь залив. Я понимал, что погода резко меняется, ускорил темп, но шел не быстро - всего три километра в час. Проваливался в снег, мне оставалось пару часов, чтобы дойти до безопасной зоны. И тут, я оглянулся назад и вижу, что у меня одни сани за мной, а вторых нет, - рассказывает Максим.

НАЙТИ САНИ

Он не мог поверить, как потерялись пристегнутые на карабин сани. Действовать надо быстро и решительно.

- Я повернул назад, поднялся на маленький торос и увидел очень далеко маленькую черную точку. Не меньше трех километров от меня. Добираться в районе часа. Что делать, собрал последние силы и пошел назад. Погода портилась, я спешил, осознавая все ужасы. В моих санях, которые были со мной, остались палатка, коврики, газовая горелка и еда. А в тех санях - самое ценное - спальник, теплая одежда и фото-видеоаппаратура с материалом об экспедиции, - признается спортсмен.  

Чтобы быстрее дойти до потерянных саней, Максиму пришлось отцепить оставшуюся повозку и бежать к той черной точке.

Фото: Максим Харченко

- Со мной был один компас в кармане. Я дошел до места, прицепил сани и тут же обратно кинулся к другим. Было очень страшно, неожиданно. Не знал, даже, что на карабине вывернется собачка и сани отцепятся.

ВСЕ ИСЧЕЗЛО ИЗ ВИДА

Между тем буря висела в воздухе. Максим шел, как бульдозер, посматривая назад. Он жутко устал, силы были на исходе, но дошел до мыса, за которым можно было укрыться.

- Как только поставил палатку, начался ураган. Все исчезло из вида. Двое саней я вкатил в палатку. Мой ночлег трясло от ветра, она ходила ходуном. Лежал в спальнике и думал, что я увидел, все, что хотел. Утром было уже тихо, я боялся открыть палатку, думал увижу горы снега. Но его сдуло, и я на радостях пошел вдоль залива.

Путешественнику нужно было обогнуть мыс Меньшикова. Когда он дошел до места, осмотрел камни, где ожидал увидеть какие-либо надписи, но их не было. Максим приложил ладошку, попрощался с мысом, и пошел к поселку Макаровка.

Фото: Максим Харченко

- Там меня ждали мои друзья. Они снова приютили меня. А на следующий день я отправился до поселка Озерпах в 30 километрах, где и завершил свою экспедицию. Проезжающие жители останавливались и спрашивали, как я пережил буран за мысом. Беспокоились. А я отвечал, что благодаря книги Невельского, и его героическим поступкам, выдержал все испытания.

Как признался Максим ему важно привлечь внимание общественности к легендарному офицеру. Если бы не он, то и Арсеньев бы сюда не пришел, и нас с вами сейчас бы здесь не было.