Приморский экстремал прошёл одиночную «SUP-экспедицию» по следам Невельского

Голодные медведи, уникальные артефакты, зелёный чай и сухари: Максим Харченко рассказал, как прошёл 500 км по Амуру.

– В 3 метрах от палатки медведь рылся в камнях, куда я складывал рыбьи кости после ужина. Я слышал дыхание зверя, стучал в ладоши, чтобы спугнуть его, кричал, но он не реагировал. У меня с собой был фальшфейер, я пытался его выкинуть с палатки в темноте, и увидел рядом медведя, – до сих пор с ужасом вспоминает Максим один из неприятных случаев во время путешествия.

Голодные медведи, уникальные артефакты, зелёный чай и сухари: Максим Харченко рассказал, как прошёл 500 км по Амуру.
Фото из архива Максима Харченко

Впрочем, это не первая встреча путешественника с хищниками, которых он больше всего боялся встретить во время одиночных походов по следам адмирала Невельского.

Залив Счастья

Страсть к путешествиям по Дальнему Востоку, признаётся исследователь и геолог по образованию, началась после прочтения книги Г.И. Невельского «Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России». Тогда появилась мечта.

В прошлом году приморский спортсмен рискнул и удачно завершил экспедицию на сап-борде, преодолев Татарский пролив. Этот сложный и, порой, угрожающий жизни путь, длиной почти в 1000 километров, Максим осилил за 72 дня.

Но на этом не пожелал останавливаться – этим летом он снова отправился в дорогу по неизвестному ему маршруту - реке Амур. Экскурсия в одиночку длилась 46 дней.

– Почему я выбрал этот путь? Дело в том, что в этом году исполняется 170 лет, как Невельской основал в Заливе Счастья на Петровской косе первое военное административное поселение близ Амура – Петровский пост. Я рискнул пройти по следам адмирала и его команды без спутникового телефона, не зная прогноза погоды, без сопровождения, лишь бы изучить исторический поход, – делится Максим.

Грести без остановки

На sup-доске путешественник стартовал из п. Де-Кастри, затем проплыл до озера Кизи, и уже оттуда добрался до села Мариинского, а после прошёл вниз по Амуру.

– Опыта в экспедиции по такой крупной реке, как Амур, у меня не было. Шёл, практически, вслепую. Понял, что река прорезает горные хребты и всё время у меня на пути плотный, встречный ветер. Если ты не гребёшь, то он начинает тебя гнать вверх по течению. Ветер был сильный, я всё время должен был работать веслом. За каждый километр боролся. Не верил, что хватит сил. Порой приходила мысль скинуть с доски всё снаряжение, чтобы облегчить сапборд и сделать его устойчивым против бушующих волн, – вспоминает спортсмен.

Выйдя из Де-Кастри, он полностью обследовал залив от южного мыса Орлова до бухты Табо. Прошёл страшные скальные бастионы, которые сложены из вулканических пород.

Уникальная находка

– Они разрушались у меня на глазах. Было страшно. В бухте Табо, севернее залива Де-Кастри, моё внимание привлёк трёхметровый монолит, на нём была выбита надпись древним шрифтом – «1853 Де-Кастри» и трёхмачтовый парусник, качающийся на волнах. Этот монолит был завален морским мусором – камнями, деревьями, илом, и только немного выглядывало начало надписи, – рассказывает о находке Максим Харченко.

Когда он освободил находку от мусора, то был в восторге, перед глазами было «письмо из прошлого», из 19 века.

– Именно в тот год Невельской получил разрешение на установку постов, – продолжает путешественник. – Эта бухта единственная, где парусное судно может переждать шторм, а люди могут набрать в шлюпки пресной воды.

После того как Максим обследовал район Де-Кастри, мэр поселения узнав о находке, добрался до бухты и вывез артефакт. Теперь у местных жителей появилась уникальная возможность прикоснуться к свидетельству истории.

Далее бесстрашному Максиму предстояло исследовать систему озёр Кизи, по ним войти в бассейн реки Амур и дойти до Сахалинского залива. А это более 400 километров.

– Здесь, как раз, ещё одна интересная находка была. Рукой Невельского на карте был отмечен небольшой островок под названием «Камень лейтенанта Бошняка». Я тоже, как и адмирал, должен был на него зайти, хотя были непростые погодные условия. Мне не терпелось провести исследование в поисках артефактов. Находка оказалась куда более интереснее, чем я ожидал, – делится экстремал.

До нашей эры

Когда наш герой начал разбивать лагерь, к своему удивлению заметил, что в том месте, где собирается поставить палатку, лежит какой-то странный фрагмент, но не камень.

– Подымаю его и вижу большой осколок глиняного сосуда с орнаментом. Понимаю, что этот остров ранее был древним стойбищем коренного населения. В 2013 году, наверное, помните, было сильнейшее наводнение, тогда подъём воды отмыл слой чернозёма верхней части острова. Вода ушла и его поверхность была покрыта кусочками черепицы. Я нашёл ещё несколько фрагментов с орнаментом, и решил по ним диагностировать возраст поселения, которое здесь жили в прошлых столетиях, – рассказывает Максим.

Путешественник отправил фотографии в приморское отделение русского географического общества. Там специалисты-археологи, просмотрев снимки, определили эпоху неолита нижнего Амура – примерно 3-4 тыс. лет до нашей эры. Теперь, по словам Харченко, этот остров будет внесён в реестр археологических памятников Хабаровского края. Вот такой факт.

Немного передохнув, спортсмен отправился дальше по протоке. За 20 дней Максим преодолел 298 километров и совершил переход из села Мариинское (бывший Мариинский Пост, основанный группой адмирала Невельского в 1853 году) до Николаевска-на-Амуре (Николаевский Пост, основанный в 1850 году).  

Медведи и змеи

По словам приморского путешественника, завершающий этап был самым сложным как физически, так и психологически. Друзья Максима перед экспедицией ни раз предупреждали, что медведи по Амуру встречаются не такие, как в других местах.

Впрочем, в прошлое путешествие, если путешественник слышал шаги хищника вдалеке, то без страха предпочитал действовать на опережение: начинал громко хлопать в ладоши, отпугивая зверя. А когда медведь подходил к палатке близко, Максим лежал неподвижно.

– В первую ночь, а это было в 2-х километрах от п. Савинское, я проснулся в полночь от того, что в 3-х метрах от палатки медведь переворачивал камни. Я как обычно начал громко хлопать в ладоши, чтобы его отпугнуть, но медведь не обращал внимание. С большим трудом мне удалось зажечь фальшфейер и выкинуть на метр от палатки. Но медведь не особо испугался, – он отошёл на несколько метров от палатки и стал ходит вокруг неё, – вспоминает Максим Харченко.

Когда фальшфейер прогорел, он начал думать, как поступать дальше. От страха начало трясти. Но тут послышался крик медвежонка. Максим зажёг второй фальшфейер, но хищники уже удалялись.

– Уснул я уже под утро, когда рассвело. Но, расслабляться было рано. Следующей ночью, рядом с п. Богородское, в два часа ещё один медведь пришёл к моей палатке, обнюхал её и начал изучать SUP – царапать его и брякать карабинами. Я опять выкинул фальшфейер из палатки, в этот раз помогло  медведь сразу ушёл. Следы и царапины так и остались от его когтей, – рассказывает Харченко.

Были и змеи в гостях у экстремала, правда одна даже заползла в палатку и чуть не укусила.

– Я в последний момент увидел хвостик змеи, заползающей в палатку. В спальный отсек она не смогла пробраться, а вот в тамбуре есть зазор. Успел спугнуть её. Если бы не увидел хвост, то она бы меня точно укусила, - делится спортсмен.

Сейчас Максим Харченко смеётся, вспоминая летние испытания в ходе похода, но тогда он был, практически, на грани смерти. Благо, что имел опыт в одиночном путешествии на проверенном сапборде.

К слову, с собой Максим берёт только прочный и дорогой сап с двумя карбоновыми вёслами. На доску крепит плотные гермомешки, палатку, термобельё, гермокостюм, тёплую одежд и газовую горелку. Всё, чтобы выжить во время штормов.

– Беру самое надёжное, чтобы не подвело в пути. Если вдруг порвётся палатка или костюм, то для меня это будет катастрофа. К тому же я тщательно собираю еду в путешествие. Со мной должен быть набор сыро вяленого мяса из курицы. Только зелёный чай, сахар, цельнозерновые макароны, сухари, китайский соевый соус со вкусом краба и креветки, – говорит Максим.

Аптечка как у спецназа

– Если медведь вдруг поранит меня, на этот случай есть иголка и нитка, могу сам себя зашить, продолжает путешественник.  В этот раз я аптечку открывал, чтобы достать активированный уголь, когда отравился. Бывает ленишься, чтобы воду прокипятить. Думаешь, вроде ручей горный и чистый, но потом становится плохо. Главное, чтобы с собой были сильные антибиотики, всегда это держу на заметке. Аптечка у меня, практически, как у спецназа!

Сейчас, после экспедиции, приморский экстремал ездит по краю и делится своей историей путешествия. Максима везде встречают с интересом, ведь не каждый решится плыть в одиночку тысячи километров, да ещё и на доске.

– Какая будет экспедиция в следующем году? Ещё не решил, но если Невельской ходил зимой в поход, то и мне пора собираться. Хочу попробовать на зимнем кайте и снегоходе. Куча идей. Надеюсь, на поддержку партнёров, потому что каждая экспедиция затратная. Продолжу осваивать путь по следам Невельского.

Больше фото смотрите в галерее

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Голодные медведи, уникальные артефакты, зелёный чай и сухари: Максим Харченко рассказал, как прошёл 800 км по Амуру.