Спортсмен из Владивостока преодолел Татарский пролив на сапборде

Макароны, печенье, горькая вода и медведи: Максим Харченко рассказал, как покорил Татарский пролив

08.11.2019 в 00:34, просмотров: 2498

Этим летом приморский спортсмен, член Русского географического общества Максим Харченко рискнул преодолеть Татарский пролив и дойти из Приморья до острова Сахалин. В отличие от адмирала он решил пройти весь путь в одиночку.

Спортсмен из Владивостока преодолел Татарский пролив на сапборде
Фото: Максим Харченко

Сквозь туманы и порывистые ветры, борясь с волнами и течениями, путешественник осилил путь длиной около 1000 километров за 72 дня. Своё путешествие единственный участник «SUP экспедиции по следам адмирала Невельского» посвятил 170-летию открытия Татарского пролива.

Чтение довело

Встреча с отважным приморским путешественником прошла в Хабаровске. И вроде бы прошло уже три месяца, а Максим как вчера с волнением вспоминает все моменты нелегкого пути от приморского поселка Усть-Соболевка до острова Сахалин.

– Однажды я прочёл книгу Г.И. Невельского «Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России» и появилась мечта. В этом году я решил, что пройду весь путь по следам знаменитого адмирала самостоятельно на сапборде. Маршрут мой начинался на севере Приморского края, потом я двигался по побережью Хабаровского края и дошел до Советской Гавани. Скажу вам честно, это была лишь тренировка перед тем, как пройти самый экстремальный участок, где находятся скальные бастионы длиной по 10-15 километров, и самый коварный мыс – Сюркум. Он находится более чем в 500 километрах от места старта.

Как раз после совгаванской «разминки», чуть севернее Ванино, путешественника встретили неприступные скалы Сюркума. Это не просто мыс – он выдается глубоко в Татарский пролив. Обойти и без того сложное препятствие мешали ветры: южный так и норовил разбить путешественника об отвесные скалы, а северный - унести далеко в море. Но Максим Харченко словно родился в рубашке – всего в 15 километрах от мыса он увидел небольшой распадок, где установил базовый лагерь.

Непогоду в спасительном месте пришлось пережидать три дня. Запасы питьевой воды у путешественника иссякли, а морская была слишком солёной. Но как будто чудом совсем рядом с палаткой Максим обнаружил небольшое озеро, откуда брал воду и кипятил. Правда, почему-то вода из спасительного озерца горчила – но тут на помощь путешественнику пришел обычный сахар. Пара ложек в кружке – и получалось вполне сносное питье.

Макароны в помощь

Основной рацион путешественника состоял из макарон. Готовил Максим Харченко на берегу, используя газовую горелку, но в непогоду еду можно было варить и под крышей – благо, палатка позволяла.

– Вы знаете, в тех условиях котелок улетал за пять минут. Это были основные калории. Макароны варил, сливал воду, но масло не добавлял, потому что жирное после гребли совсем не лезло. Добавлял для вкуса немного соевого соуса. Шоколад не пошел, слишком сладкий, мед тоже. Но я пил, много чая с сахаром, от него появлялась прям бешеная энергия. А заедал все это сухариком или печенькой, - рассказывает путешественник-экстремал.

Палатка спасала Максима Харченко не только от дождя, ветра и голода: благодаря современным москитным сеткам путешественника не донимали насекомые и гнус. А вот медведей через тонкое полотно своего укрытия Максим слышал часто. Шаги хищника и даже его суровое дыхание стали жуткими спутниками путешественника – настолько близко медведи подходили к его палатке. Иногда незваные гости играли котелком, нюхали сапборд. Максиму Харченко в страхе только и оставалось – лежать неподвижно.

Зато если он слышал шаги медведя вдалеке, то без страха предпочитал действовать на опережение: начинал громко хлопать в ладоши и отпугивать зверя. Жаль, что местные рыбаки не добавляли оптимизма своими байками – по их словам, каждый десятый медведь в тех местах - «неадекватный», который и на человека может напасть.

– Знаете, там самые суровые рыбаки, но добрые – меня даже подкармливали. И у них такие руки, что, когда они со мной здоровались, я боялся, чтобы мои кости не сломались. Один из них, Дмитрий, когда увидел мой термос, взял его и начал сжимать, а потом сказал: «Хороший термос, не проминается», - вспоминает Максим Харченко.

Фото: Ольга Григорьева

 

Всё это время спортсмен изучал погоду, и через три дня, около трёх часов ночи решился-таки на обход мыса. В этот момент влияние ветра на волну было минимальным, и Максиму удалось пройти опасный участок. Правда греб он, признается путешественник, как в последний раз в жизни, потому что была реальная возможность погибнуть чуть ли не на каждом новом уступе.

– Как только я обошел мыс Сюркум и попал в безопасную зону, подул северный ветер. Если бы вышел на полчаса позже, меня бы унесло в море, – вспоминает спортсмен.

«Козни» Невельского

Под конец сложностей путешественнику добавили бухта и пролив, названные как раз в честь исследователя Г.И. Невельского. Сначала путешественнику предстояло пройти бухту Невельского – её нужно было пересечь максимально быстро, и только во время прилива, потому что в отлив можно было наглухо увязнуть в иле.

Но если с илистым препятствием путешественник справился, то пройти коварный пролив Невельского, разделяющий материк с Сахалином в самом узком месте, путешественнику удалось только со второй попытки. Первый заход удался только на треть, как вдруг Максима течением отбросило назад к мысу Лазарева. Решив сойти на берег, спортсмен разбил лагерь на мысе – всего в 10 километрах от заветного Сахалина. Но эта остановка не стала напрасной: там он познакомился с местными жителями, которые и подсказали ему, что перейти на остров можно только ранним утром. А если хоть немного промедлить, то начнутся сильные ветра.

– Нужно было точно рассчитать время старта, и у меня было буквально два часа, чтобы не попасть в течение. За два месяца мой организм привык и адаптировался, ведь каждый день я тренировал себя, чтобы вставать в четыре утра, быть подтянутым, свежим, и перед финишем выдать максимальную энергию, как в спортзале, - бойко рассказывает экстремал.

Но и здесь без приключений не обошлось. В тот момент, когда путешественник уже был готов стартануть, было настолько темно, что единственным ориентиром был маленький маячок со стороны Сахалина. Который на деле оказался фарватерным буем.

– Я шел вперед уже только на спортивной злости. Чем ближе подходил к острову, тем слабее становился ветер, но расслабляться было нельзя. Ещё немного и я пересек пролив с материка на Сахалин – всего за 1 час 45 минут! Там я воткнул весло в сахалинский песок, на часах было 5 часов 42 минуты. Мне, наверное, повезло, что был штиль. Если бы не это, меня отнесло бы течением, и я не стоял бы сегодня перед вами, - рассказывает об успехе Максим Харченко.

В пункте назначения – на сахалинском мысе Погиби - Максим встретил семью метеорологов, которые на своем катере доставили его обратно в поселок Лазарев.

Без лавров

Несмотря на то, что экспедиции на сапборде, мягко говоря, проходят не часто, сам путешественник не кичится достижениями и подчеркивает – на рекорды не претендует.

– С самого детства я занимался спортивным скалолазанием и альпинизмом, поднялся на Эльбрус, затем перешел на сноуборд, горный велосипед, зимний кайт, и к 40-ка годам понял, что у меня остались не реализованные планы. Потом почти случайно попробовал покататься на сапборде, он мне настолько понравился, что я решил бросить вызов Татарскому проливу. Во время путешествия мои рекорды никто не фиксировал, только фото и видеоматериалы доказывали мой путь длиной в 1000 километров. Я ни на что не претендую и не заявляю, чтобы моё имя было в книге рекордов Гиннеса, - добавляет Максим Харченко.

Перед экспедицией, когда Русское географическое общество распространило информацию, что путешественник собирается пройти по пути адмирала Невельского, Максиму поступил звонок от дирекции международного хабаровского аэропорта. Они, считая, что имя Невельского неоправданно забыто, предложили помощь в организации проекта и помогли спортсмену деньгами.

– Им понравился мой вызов, ведь был очень большой риск. В итоге транспортные расходы составили около полумиллиона. В эту сумму вошло дорогое снаряжение, фото и видеоаппаратура. Сам бы я не смог позволить такие траты. Плюс мне нужен был запас еды, газовые баллоны, палатка и спальник. Мне повезло, что у меня такая конституция – со снаряжением я вешу всего лишь 70 килограмм. А грузоподъёмность сапборда - 130 килограмм, то есть я могу взять с собой еще 60 килограмм груза. На этом суденышке я и повторил путь Адмирала Невельского, - рассказывает спортсмен.

Совсем скоро, 5 декабря, на третьем этаже хабаровского аэропорта откроется выставка фотографий из путешествия Максима Харченко, чтобы пассажиры смогли увидеть, какие красивые места есть в нашем крае. Такая дата выбрана не случайно – это день рождения адмирала Невельского. Под каждой фтооисторией будут выдержки из книги о подвиге русских офицеров.

А сейчас Максим Харченко вновь путешествует – по городам и поселкам Хабаровского края, где рассказывает жителям о своем походе. Правда, сейчас он выбрал более «приземленный» вид транспорта, а сапборд отложил – до новых идей.

Справка МК: Сапборд (от англ. SUP, stand-up paddling - «гребля стоя» и board – «доска») - это плоская плавучая конструкция вытянутой формы, на которой размещается человек (или несколько людей). Управляется сапборд одиночным веслом, имеющим одну лопасть. С другой стороны весло для сапборда имеет удобную ручку для хвата, перпендикулярно оси весла.