Оказывается он бомж: хабаровчанка узнала пропавшего родственника в бездомном

27.12.2019 в 08:59, просмотров: 11398

Улица, холод, бесконечные поиски еды и ночлега: истории бездомных на первый взгляд выглядят похожими. Но это не всегда так. После выхода нашего репортажа о фотовыставке, посвящённой бездомным, в нашу редакцию поступило письмо. В одном из портретов хабаровчанка узнала брата своего бывшего мужа и просила помочь с ним встретиться. Корреспондент «МК в Хабаровске» не остался в стороне и отправился вместе с ней к бывшему автомеханику Юрию.

Оказывается он бомж: хабаровчанка узнала пропавшего родственника в бездомном

Его обманули!

Ехать до нынешнего приюта Юрия не близко: центр для бездомных, в котором он живет, находится на Красной Речке. От ближайшей автобусной остановки около 20 минут пешком через гаражи, какие-то подозрительные пустыри и заброшенные здания.

– Его обманула племянница Светлана Горбатовская со своим мужем Юрием Бачуриным. После смерти его матери, в 2015 году, они продали трехкомнатную квартиру в Хабаровске, сказав, что забирают его к себе в Комсомольск! После этого связи с ними не было. А теперь оказывается он - бомж! – плачет Елена по пути в социальный центр.

Правда, женщина признаётся: Юрий много лет пил, его несколько раз кодировали, но это не помогало. Да и с женщиной он никогда не жил, с молодости был на содержании у матери. А когда ее муж – брат нашего героя – умер, Юрий стал пить еще больше.

– Приехали, здесь Мельничная, 22, – обрывает таксист воспоминания Елены, показывая на огороженную территорию, откуда слышен лай собак.

У ворот встречает охранник, недоверчиво глядя на нас, мол, что надо. Но как узнаёт, что мы пришли к Юрию Горбатовскому выражение лица меняется, и теперь уже с улыбкой он открывает нам калитку. Видимо, хорошо знает нашего бродягу.

В руках у Елены три сумки с одеждой и продуктами для родственника. Сама она очень волнуется, не может сдержать слёз, и просить помочь донести вещи.

– Я уже несколько ночей не сплю, переживаю, как он там, что с ним, чем я могу ему помочь, ведь мне даже забрать его некуда. Я сейчас сама ухаживаю за больной свекровью. Да и квартира у нас маленькая, – причитает Елена.

Мы подходим к зданию, где мужчина не высокого роста, одетый в старенькую фуфайку, убирает снег под окнами. С небольшим удивлением он поглядывает на незнакомцев из-под своей вязаной шапки, натянутой на лоб.

– Может это он, вроде похож на Юру, – приободряется женщина. – Нет, у этого рост повыше и лицо не его.

Временный приют

У порога центра социальной адаптации нас приветливо встречает директор Маргарита Козлова. Вместе с ней мы идём по узкому коридору со стойким запахом хлорки.

Сам центр внутри напоминает больницу: приёмная, небольшие комнаты из которых виднеются кровати подопечных, маленький холодильник и полупустые тумбочки с иконами.

– Заходите в кабинет, не стесняйтесь, – с улыбкой зовёт нас в своё маленькое «царство» Маргарита Васильевна – именно так, уважительно и немного по-свойски ее называют все постояльцы. – Женя, позови ко мне Горбатовского, к нему родственница приехала.

К сожалению, признается директор центра, на всех желающих мест не хватает – как говорится, спрос кратно превышает предложение.

– Им здесь хорошо, знаете, как они не хотят уходить отсюда. Здесь бездомным предоставлена кровать, трёхразовое питание, беседы с психологом, осмотр врачей. Но, к сожалению, мы не можем держать их долго здесь. У нас всего 55 мест, а желающих попасть к нам более 500 человек, – делится с нами Маргарита Козлова.

«Юра, это же я, не узнаешь?»

Рассказ Маргариты Васильевны прерывается: открывается дверь и в кабинет заходит худенький мужчина в тёплом красном свитере. На нас смотрит с испугом.

– Юра, это же я – Лена, помнишь меня? - со слезами обнимает своего родственника женщина. – Я думала ты в Комсомольске. Как же так, что произошло с тобой? Поздравляю тебя с днём рождения, кстати. Я тебе подарки привезла, кое-какие вещи, что смогла.

Подарки для Юрия

Она долго обнимает Юрия и не может поверить, что встретила в таком месте родного брата своего умершего мужа.

– Что же ты молчал, что у тебя сегодня именины? – замечает Маргарита Козлова. - Я бы тебя работать не отправила. А вещей у них здесь полно, кормят прекрасно. За это не волнуйтесь. Пока они здесь, у них все хорошо.

Между тем, сам Юрий встречей расстроен: перед Еленой он стоит, как провинившийся ребенок, с поникшим взглядом «в пол», явно стыдясь своего нынешнего положения.

После смерти матери, рассказывает он, племянница, и правда, увезла его в Комсомольск. Продав ту самую трехкомнатную квартиру в Хабаровске, деньги, которые причитались Юрию, родственница забрала себе, как и его документы. Но этого ей, по всей видимости, показалось мало: в придачу племянница оформила на пенсионера два кредита. Юрий с трудом сдерживает волнение, его руки трясутся и с трудом слушаются, когда он показывает нам бумаги и письма из банков, где указано, что уже четвертый год подряд - должник.

Как Юрий подписывал те самые банковские бумаги, и что было дальше, он не помнит: после этого у него случился инсульт. Единственное, что осталось в памяти у мужчины: как он на попутных машинах добирался до Хабаровска. А приехал к пустому месту – ни квартиры, ни документов, ни телефона, чтобы связаться со знакомыми.

00:23

Да и навязываться, признается бывший автомеханик, он никому не хотел. Так и остался жить на улице. Пришлось скитаться по городу, питаться из помоек. Благо, что на очередном рейде в 2015 году сотрудники центра социальной адаптации его увидели и забрали на временное проживание.

Улица затянула?

– Вы его поругайте, он же у нас два раза в интернатах был и сбегал оттуда. Первый раз был в комсомольском учреждении, но там не продержался и месяца, а потом мы его направили в самый знаменитый в нашем городе первый дом-интернат для престарелых и инвалидов на п. Горького. Но там ему тоже не понравилось. Вот уже третий раз у нас. Теперь не знаем, что с ним делать, – ­­­­вздыхает Маргарита Козлова.

По словам директора, в центре социальной адаптации с бездомными ведётся большая работа. Бродяг отмывают, везут на обследования, лечат. С каждым работает психолог. Временным жильцам помогают восстановить документы, после чего пристраивают в дома-интернаты.

– Юрий вообще решил у нас прописаться. Уходить не хочет. Третий раз уже попадает к нам. Сейчас его до весны продержим и снова отправим в интернат. Только на Горький его уже не возьмут, показал там себя. Придётся на Красной речке устраивать во второй дом-интернат. Там, конечно, условия похуже, – делится с нами директор.

Но Юрий не унывает, уверяет, что встанет на ноги. В планах у него найти работу сторожа и снять небольшую комнату. Говорит, что ждет лета, чтобы подрабатывать на дачах. Елена обещает его навещать и помочь разобраться с кредитами, но пока, признается, и сама не знает как. Но подарки к новому году обещает привезти обязательно.

Правда Маргарита Козлова Юрию не верит. Насмотревшись за многие годы на бездомных, она уверена, что ему поможет только женщина с сильным характером и домашний уют.

– Улица их быстро затягивает, многие перестают быть собой и ломаются. Здесь важно желание самого человека вернуться к нормальной жизни в обществе, – добавляет директор. – А у Юрия уже два побега из интерната на улицу. Это о многом говорит, к сожалению, и оптимизма не добавляет.


|