Выборы глазами наблюдателя на одном хабаровском УИКе

Потерянный регион

09.09.2019 в 07:20, просмотров: 1573

«Единая Россия» сдала позиции в Хабаровском крае, теперь уже наверняка. Последнее голосование, прошедшее в воскресенье, показало, что жители региона больше поддерживают представителей ЛДПР, коммунистов, но не ЕР.

Выборы глазами наблюдателя на одном хабаровском УИКе
Фото: Екатерина Всюкова

Жители выбирали депутатов городов, комсомольчане – нового мера. Сразу несколько одномандатных округов голосовали за нового депутата от региона в государственную думу и в краевую законодательную думу. Но так ли оглушительна была победа либерал-демократов? А может, сработало умное голосование? Разбирались на примере одного УИКа.

Очередной подъезд многоэтажки. Очередная квартира. Долгий стук в дверь.

- Но слышно же, что телевизор работает… Зачем тогда заявку оставляли? – возмущается член избирательной комиссии, вышедший на выездное голосование.

- А что делать-то теперь, если не открывают? – недоумевает второй член УИКа, явно не готовый к такому повороту событий.

Снова громкий настойчивый стук.

- А вы мне сначала воду включите горячую, и свет! А то ни того, ни другого! Не буду я голосовать! - отвечает, наконец, разгневанная хозяйка квартиры. И целая делегация из двух наблюдателей, двух членов УИКа и полицейского вынуждена отправиться на другой адрес. Выходит, зря ехали?

Со стороны для не эксперта в избирательном праве весь выборный процесс похож на хорошо отрепетированный спектакль. У каждого своя роль: вот председатель избирательной комиссии – самый главный человек на участке. За ним - секретарь. Вот несколько членов УИКа. Есть наблюдатели, причем разные. Кто-то с правом совещательного голоса, кто-то с правом решающего, а кто-то вообще без всякого права голоса. Чтобы во всем этом разобраться, стоит однажды, а может и не однажды, попробовать самую простую роль - стать наблюдателем.

Кажется, что этот человек вообще ничего не делает. Его роль – оставаться в тени и только наблюдать. А если замечено какое-то нарушение, то срочно писать жалобу или сигнализировать об этом «куда следует». Но на практике все это оказывается гораздо сложнее.

В 7-30 утра на избирательных участках уже целая куча людей – все главные герои на своих местах. Подхожу регистрироваться чуть позже, но все в порядке – урны пустые, кабинки тоже. Увеличенные копии протоколов заняли почетные места у стены. Наступает 8-00 и председатель объявляет, что избирательный участок открыт.

С утра в воскресенье избирателей единицы. Самыми первыми отдали свои голоса кандидаты от КПРФ, за ними – члены УИКа и наблюдатели. Дальше все участники процесса начинают откровенно скучать. Кто-то листает ленты соцсетей, кто-то судачит о результатах выборов, кто-то ждет вбросов. Наблюдатели делятся знаниями с тренингов.

- А нас-то пугали – будут подвозы избирателей автобусами, начнутся провокации, - делится одна из наблюдателей.

- Но мне протоколы в конце еще надо получить, так что сидим, – настойчива другая. – Без протоколов никто не заплатит.

Оказалось, что некоторые партии и кандидаты оплачивают работу наблюдателя – кому-то пообещали 2000 рублей за день, кого-то оценили в 200 рублей в час. Начинаю откровенно чувствовать себя неудачником – мне-то за это никто ничего не обещал, все ради честных выборов.

На третий час становится еще хуже, а когда из столовой привозят свежую выпечку, все невольно начинают поглядывать на ароматные булочки. Первыми не выдерживает несколько мужчин, а за ними сдаются и женщины. На сытый желудок наблюдать веселее.

Одновременно с этим начинают поступать заявки на надомное голосование. Простым избирателям строго настрого запрещено выносить бюллетени из кабинки для голосования, если только тайком. А тут те самые «священные листки» просто так выносят на улицу. Выходит, как-то несправедливо. Так что я вместе с членами УИКа №128 отправилась как наблюдатель на выездное голосование.

Всего в списке 11 адресов. Строго по акту выданы 11 комплектов бюллетеней и два - про запас, на случай порчи бюллетеня или других родственников, которые сразу не заявились на надомное голосование. Столько же в папке члена УИКа заявлений на голосование вне избирательного участка.

Избиратели, которые пользуются услугой выездного голосования, как следовало ожидать, преимущественно пенсионеры. Причем большинство из них – женщины. «Статистика – женщины дольше живут, вы уж простите мужчины», - отмечает, пробежав по списку, член УИКа.Тем временем, добираемся до первого адреса.

- Да вы проходите, проходите! Вы извините, я вот в том году еще сама ходила, а теперь по хате-то еле ползаю, - сокрушается избирательница.

После заполнения заявления о том, что избиратель получил 4 бюллетеня, и мы к нему действительно пришли, все выходят в коридор и подъезд, чтобы не нарушать тайну голосования. А курсант школы милиции, приставленный к нам, ожидает у входной двери, когда избиратель сделает свой выбор и бросит бюллетени в урну.

- Мама! Ой, не знаю, как вы с ней будете, она же не слышит ничего. Вот на этой неделе 93 года исполнится, - встречает нас родственница избирателя в другой квартире. – Она и не знает, наверное, за кого голосовать…

- А мне женщина понравилась на картинке одной, на доме у нас она висит! – настойчиво отвечает дочери худенькая старушка, которая с трудом, но находит своего кандидата.

На другом адресе нас встречает квартира, полная букетов. Хозяйка объясняет – мол, вчера отмечали 95 лет бабушке, в прошлом году сама на выборы ходила, а сейчас уже решили не рисковать: глаза подводят.

А вот на другом адресе открывает двери молодая девушка лет 30. «Не могу придти, болею», - говорит избирательница. В тесной, неуютной квартире стойкий запах дыма и вчерашнего веселья. И вся наша группа просто не хочет помещаться в этом доме.

- А у них что, опять случилось что-то? – окликает меня соседка с балкона, пока стою у подъезда и ожидаю коллег.

- Часто случается?

- Да, бывает, бывает. А то так толпой зашли, думаю – ну опять…. – не уточняя что «опять», скрывается в квартире бдительная женщина.

Пока мы обходим полученные ранее адреса, поступают еще заявки на надомное голосование. И с учетом отказавшихся трех человек, добавляется еще трое. И в УИК возвращаемся только через четыре часа, но с использованными 11 бюллетенями – как и было запланировано перед выходом.

После этого на участке кипит работа. Ящик для выездного голосования опечатывается, подписываются акты, подшиваются заявления. Вообще бумажной работы на УИКе – великое множество: реестры, акты, книги избирателей, дополнительные списки. При этом, к этому времени подходит все больше избирателей.

Последний час до закрытия УИКа тянется невыносимо долго. Но раньше закрывать нельзя – нарушение закона. А в 19-55 – по закону подлости – шутят наблюдатели, приходят последняя пара избирателей. И ровно в 20-00 председатель объявляет – голосование завершено.

До подсчета голосов остается еще несколько важных этапов. По закону, первым делом нужно гасить неиспользованные бюллетени, отрезав от каждого листа левый нижний угол, и опечатать их. Затем работать с книгами избирателей – подсчитывать по каждому адресу проголосовавших.

Но у нас все проходит как-то иначе. Сперва считают избирателей в книгах, затем двое членов отходят в сторону эти книги сшивать. Пока они сшивают книги – другие начинают гашение бюллетеней. На мое замечание, мол, что-то в законе не так расписано, председатель замечает: просто у них книги были в руках. Это можно делать в разном порядке.

И только после этого начинается подсчет голосов. Каждый бюллетень поднимают над столом и в слух произносят, кому достался этот голос.

- Шестопалов, Шестопалов, Шестопалов, Курбанов, Шестопалов, - как приговор раздается на весь УИК голос председателя. – Гридасова, Шестопалов, Шестопалов…

- А кто такой Шестопалов? – перешептываются наблюдатели.

Оказывается, это кандидат в городскую думу от ЛДПР на нашем округе. Тоже самое по довыборам в государственную и законодательную думы: победа кандидатов от ЛДПР была видна невооруженным глазом по растущей стопке бюллетеней.

- ЛДПР, ЛДПР, ЛДПР, КПРФ, - уже заговариваюсь.

- Может, уже просто «Л» говорить? - пытается облегчить работу коллеге член УИКа.

- Нет, не положено, продолжаем. ЛДПР, ЛДПР, «Партия Роста» – не спим – ваш бюллетень! – бодро продолжает председатель, озвучивая выбор избирателей и передавая наконец в стопку «Партии Роста» один бюллетень. Партии «Родина» избиратели нашего участка вовсе не дали ни одного голоса. «Никто «Родину» не любит что ли?» - начали шутить уже за полночь участники подсчета голосов.

Подсчет голосов точно показал – кандидаты от ЛДПР на нашем избирательном участке в почете. За ними следуют члены КПРФ, и только на третьем месте – «Единая Россия». Такой расклад полностью подтверждал политолог Высшей школы Экономики Александр Кынев.

- В Хабаровском крае губернатор Фургал очень популярен. Он очень грамотно действовал весь год: урезал расходы административного аппарата, демонстрировал открытость, продавал правительственную яхту, увольнял непопулярных чиновников. Помогла ему и «Единая Россия», которая некрасиво распускала слухи о его увольнении. Вместе с ним все члены ЛДПР теперь воспринимаются как члены команды Фургала, и люди, пусть и символически, будут защищать свой прошлогодний выбор, свое право на собственное мнение, - отмечал политолог изданию «Сибирь.Реалии». - КПРФ, напротив, повела себя глупо. Особенно когда в Хабаровск приехал кандидат в госдуму от КПРФ Николай Платошкин и начал бороться с популярным губернатором. Притом, что с ним же борется «Единая Россия». Так что КПРФ, думаю, большого успеха на этих выборах не добьется.

Но сработало ли умное голосование? Многие эксперты сошлись на том, что отчасти, но такой «профсоюз избирателей» работает. Хотя по нашему участку расклад на «умное голосование» был иной. Так, по нашему участку, в городскую думу рекомендовали коммуниста Михаила Курбанова, в закдуму – Ирину Зикунову, а в госдуму – Ивана Пиляева. Но по факту рекомендованный Курбанов на нашем участке стал только вторым, после ЛДПРовца.

Из-за высокого рейтинга губернатора, добавлял Александр Кынев, узнать, сработает ли умное голосование в Хабаровском крае сложно.

- Там настолько высока поддержка ЛДПР, что будет невозможно отличить – поддержали ли изьбиратели «команду губернатора» или воспользовались «умным голосованием». Но, отмечу. Что хабаровский штаб Навального занял правильную позицию в этом году и с губернатором не конфликтовал, а отличие от коммунистов, - подытоживает Александр Кынев.

В большинстве групп и чатов наблюдателей с появлением первых цифр, когда перевес вв пользу ЛДПР стал очевиден, воцарилось воодушевление. Мол, начато очищение от ЕР! Но некоторые все же расстроились, попрощавшись не только с победой некогда «партии власти», но и с перспективами города и края.

- Ну все, теперь уже город потеряли и край, - сокрушается один наблюдатель. – В том году не поддержали «ЕР» – отобрали у Хабаровска столицу. А теперь что будет? Скажут – хотите хозяйствовать саии – пожалуйста. И все поставки отберут.

Партии-победители

ЛДПР – 56,12 %

КПРФ – 17,24 %

ЕР – 12,51 %

Кандидат в госдуму по 70 округу

Иван Пиляев – 65394 голосов

Николай Платошкин – 41230 голосов

Виктория Цыганова – 17840 голосов