В Хабаровском крае национальный театр остается без помещения

Обретет ли он место для репетиций?

27.03.2018 в 03:52, просмотров: 892

Минприроды края вносит поправки в программу развития коренных малочисленных народов Хабаровского края. Причем главные изменения касаются корректировки бюджетных сумм, которые будут потрачены. Вот только не все коренные о тех поправках знают. Да и вообще, им уже не до бюджетов и планов – сохранить бы то, что осталось.

В Хабаровском крае национальный театр остается без помещения

Новый тренд

Плакаты «Путин, помоги» и обращения по любому поводу в администрацию президента стали в последние несколько лет для хабаровчан практически нормой. Только на памяти нашей редакции жители Хабаровского края обращались (или пытались обратиться) напрямую к президенту по нескольким поводам, которые, по логике, могла бы решить и местная власть.

Так, жители края просили прекратить открытую перевалку угля в портах края, жаловались на качество питьевой воды и «вонь» в районах. Снимали на видео показывали укладку асфальта на снег. Кто-то даже сообщал свежепереизбранному главе государство о своих судебных разбирательствах с работодателями. Но и это далеко не все.

Каждый раз в указанных случаях обращения из президентской приемной отправлялись на места. Мол, разберитесь с помощью своих чиновников, они же уполномочены. Но почему-то в большинстве известных нам случаев «разборки» на местах буксуют с незавидной регулярностью.

Один в поле

Теперь просить Путина о помощи на одиночном пикете вышел с Леонид Сунгоркин, руководитель ХКОО «Объединение по защите культуры, прав и свобод коренных малочисленных народов Приамурья». Поводом стало то, что единственный в городе национальный театр «Бури» уже несколько лет остается без помещения.

Проблемы у творческого коллектива начались в 2013 году. До этого времени, как рассказывает общественник, 25 артистов «Бури» репетировали и показывали спектакль по пьесе Виктора Еращенко в театре «Триада». Однако нанайцев из театра «попросили». И с тех пор руководитель творческого коллектива пытается найти для артистов помещение.

– Внятного ответа от городских властей я так и не смог получить. Глава города мне говорит, мол, ищи инвесторов, делай. Но мы и делаем! Вопрос только _ где? Гда нанайцам взять деньги, чтобы содержать даже небольшре помещение? – возмущен Леонид Сунгоркин. – Тем более, совсем не я располагаю городским жилищным фондом, откуда у меня место? Куда инвестора-то звать? Причем, у меня был разговор с китайскими коллегами, которые также занимаются проблемами коренных малочисленных народов у себя. Они готовы вложиться, но…Один чиновник мне так и сказал: «Леонид, ау тебя есть какая-то бумага от мэра хотя бы, что твой проект будет поддержан властями?» Наши чиновники мне говорят наоборот – ищи  инвестора, потом поговорим.

Одиночный пикет прошел на площади Славы, как отметил Леонид Сунгоркин, не случайно.

– Здесь, на пилоне высечены имена героев-нанайцев, которые участвовали в Великой отечественной войне: Герой Советского Союза разведчик Александр Пассар и Герой России Максим Пассар. Именно о них наши артисты хранят память, ведь весь Хабаровск когда-то был нанайским стойбищем Бури, и все эти чиновники сейчас ходят буквально по костям нанайцев. – рассказывает общественник.

Нынешний театр «Бури» – не совсем новое «изобретение». В 30-х годах существовал такой же театр, только во вторую мировую его артисты ушли на фронт, и война «убила» театр. В год культуры, как пишет газета «Пост Хабаровка», было решено восстановить коллектив в память о погибших героях. Вот только места артистам не нашлось.

Как писал Леонид Сунгоркин в официальном письме градоначальнику Александру Соколову еще в 2013 году, помещение нужно театру «для организации этномастерской, в которой будут изготавливаться костюмы и реквизит, для проведения работы с артистами театра «Бури», для плановых занятий, творческих встреч, организации школы по изучению национальных языков, для проведения выставок, организации небольшого музея, мини-типографии, для встречи  всех заинтересованных лиц и иностранных гостей, интересующихся культурой коренных народов». Но, увы…

Не воин

Протестные акции, как ни крути, но собирают небольшой ажиотаж – событие все-таки, тем более если человек решился донести свою позицию таким способом. Но это в теории.

Просьба общественника о помощи нанайскому театру не собрала ни представителей городских СМИ, ни чиновников, способных решить этот вопрос. Председатель регионального отделения партии «Зеленые» Виктор Сайков стал единственным представителем политических сил, поддержавшим пикет.

– Для офиса Навального в Хабаровске место нашлось, а для национального театра – нет. Так выходит, градоначальникам Навальный дороже? – рассуждает Леонид Сунгоркин.

Кроме того, заинтересовались пикетом и китайские туристы, приехавшие на площадь Славы. «А после этой экскурсии иностранные гости могли бы побывать в нанайском театре «Бури», – грустно подытожил общественник.

Бюджета не желаете?

Тем временем, пока не решен трудный для общественника вопрос о помещении для театра, Минприроды региона вносит поправки в программу по развитию коренных малочисленных народов Хабаровского края. Антикоррупционную экспертизу до 21 марта проходит соответствующий проект постановления.

Большинство вносимых изменений касается цифр. Но не тех, которые отражают целевые показатели, а расходов. Причем, преимущественно в сторону уменьшения, а по некоторым пунктам финансов станет меньше в разы. Так, в приложении №4 к программе в одной графе 1216 миллионов рублей превратились в 16 с небольшим, 33 – в 11, и так далее. Правда, отметим, изредка попадаются корректировки из 21 миллионов рублей в 89.

Но в Минприроды объяснили, что такие изменения – техническая необходимость.

– Нынешние изменения принимаются в соответствии с последними изменениями в закон о краевом бюджете. Уменьшение финансирования связано с тем, что основной портфель заказов иссяк, и часть средств перенаправлена. Но весь план мероприятий остается без изменений, – пояснил Илья Сергиенко, начальник отдела сохранения традиционного уклада и социальной инфраструктуры в управлении по делам кмнс.

Правда об этих поправках и о бюджетных корректировках Леонид Сунгоркин узнал от нас. И это несмотря на то, что еще в 2014 году общественник лично подписал соглашение о сотрудничестве между минприроды и ХКОО «Объединение по защите культуры, прав и свобод коренных малочисленных народов Приамурья».

– Есть же деньги в бюджете! Куда они идут, почему общественность об этом не знает? – негодовал Леонид Сунгоркин. – Минприроды ни разу не приглашало нас на обсуждение, ни разу не отчитывалось перед активистами о работе. Какое это сотрудничество?