"Переверни пластинку": как проходят встречи в клубе филофонистов в Хабаровске

Старенький проигрыватель, уютное шуршание иглы по пластинке и звучат первые аккорды. Ещё недавно, с появлением практичных компакт-дисков, казалось, что виниловые пластинки ушли в далёкое прошлое. Но, по словам хабаровских филофонистов, новый бум возврата винила сейчас набирает обороты. Люди снова приобретают проигрыватели и собирают внушительные коллекции записей на старом добром виниле.

"Переверни пластинку": как проходят встречи в клубе филофонистов в Хабаровске

Встречаются и обмениваются своими раритетами меломаны в музее «Мир говорящих машин». Но, сейчас, из-за пандемии, беседы филофонистов проходят чаще всего в группе WhatsApp.

Филофонисты (меломаны, как они сами себя называют) – это люди, увлечённые поиском самого чистого звука. Хабаровский клуб любителей музыки образовался ещё в 70-х годах прошлого столетия. Именно они продвигали в городе музыкальную культуру: обменивались пластинками, проводили дискотеки, писали тематические статьи в газеты. Базировался клуб в то время в Доме Культуры профсоюзов.

– В то время были старейшины клуба любителей музыки. Они даже проводили вечера на разную тематику: эстрадная, рок музыка, классическая, народная. Постепенно стало приходить всё больше народа, шли 80-е года. Тогда интернета ещё не было, о музыке узнавали из советской печати.  Менялись дисками, мнениями и расширяли музыкальный кругозор. Естественно где-то покупали виниловые пластинки. Они были дорогие, в среднем один фирменный экземпляр в то время стоил в пределах 60-70 рублей, – поделился Виктор Полищук, участник клуба. 

Когда пришло время новой России, люди стали переходить к компакт-дискам. Многие начали избавляться от винила. Была такая тенденция, когда возле мусорных контейнеров можно было увидеть коробки с раритетными пластинками. Наверное, эти люди сейчас сожалеют об этом. А некоторые всё это время бережно хранили уникальные экземпляры у себя в шкафу.

Борис Игнатенко и Виктор Полищук

 Реинкарнация винила

– Со временем в клуб филофонистов стало меньше ходить людей, и мы начали собираться на улице, – продолжает Виктор. – Все перешли на CD и жёсткие диски, нам говорили, что вся информация там. Некоторые высказывались, что незачем собираться. Потом произошёл новый бум возврата меломанов, реинкарнация винила началась примерно в 2005 году. Люди снова стали увлекаться пластинками, чинить старые виниловые проигрыватели и выпускать новые. 

Новые образцы меломаны приобретают в музыкальных магазинах, либо заказывают по интернету. Некоторые предпочитают покупать старые пластинки, потому что считают, что качество у них лучше: они звучат объёмнее и по частотам получше.

– С прошлого года мы стали собираться в музее «Мир говорящих машин». Руководители музея предложили нам прийти к ним. Собираемся здесь по воскресеньям, всем нравится. Здесь хорошие условия. У нас проходят тематические вечера. Здесь встречаются аудиофилы, которые любят слушать музыку, а не смотреть, – добавил Полищук.

Сейчас в клубе 40 человек, среди активных участников – в основном мужчины. Есть и девушка Ольга, которая также неравнодушна к винилу. У неё есть проигрыватель и небольшая коллекция грампластинок. У многих в домашней фонотеке насчитывается более 1000 экземпляров и других музыкальных носителей, которые бережно хранятся в шкафах.

– Помню, в 7 классе я научился играть на гитаре, потом в моей жизни, в конце 80-х, появились зарубежные (фирменные, как их тогда называли) виниловые пластинки. Дома у меня своя фонотека, я люблю слушать музыку разных жанров, но судя по моей коллекции предпочитаю рок с блюзовыми корнями, – говорит Анатолий Воронков. – Знаете, мы начали слушать пластинки, когда проигрыватель стоял в каждом доме и из этого не делалось никакого культа. Мы все знаем друг друга уже много лет. Когда нам предложили перейти в музей, я, можно сказать, увидел свет в конце тоннеля. Если вокруг краеведческого музея крутятся краеведы, вокруг художественного – художники, то в «Мире говорящих машин» не могло быть иначе – меломаны. Для меня это всё сошлось как пазл.

Звук знакомый из детства

Отчего такой интерес к пластинкам? Любители музыки признаются, что одно из главных составляющих – качество звука. Он лучше, чем цифровой. Пластинка слушается как живой концерт: садишься и воспринимаешь звук. Меломанское ухо у многих с детства настроено на виниловый звук, на звук знакомый из детства.

– Я стал увлекаться музыкой со школьных лет. У моего друга мама работала редактором на радио. В то время там же работал Леонид Гузман, который плотно занимался винилом. Он нас пригласил на заседание клуба филофонистов, которое проходило в профсоюзах. Это был солидный клуб, куда не всех принимали, чтобы вступить туда надо было лекцию прочитать. Мы пришли, а там как раз проходила лекция с показом грампластинок по рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда». Мы этим делом заболели, – вспоминает Александр Кривошеев.

Александр Кривошеев

В то время на советских пластинках мало, что выходило и у парней был интерес больше к зарубежной музыке. Они стали копить деньги и покупать пластинки.

– Одну из них – первый альбом группы Led Zeppelin мы купили с другом на двоих за 50 рублей, когда учились в 9 классе. С этого началась моя меломанская жизнь. Когда поступил в медицинский институт, там более плотно стал заниматься музыкой. У нас там была сходка, на первом этаже после первой лекции всегда собирались люди, приносили пластинки, и мы там обменивались. Это были 70-е годы. Ребята постарше имели в коллекции больше пластинок, они их давали обычно на ночь записать. Я жил в центре, а друг мой в южном микрорайоне, и вот мы одну пластинку писали всю ночь, – признаётся Александр.

Чтобы добыть нужный экземпляр, молодые меломаны часто ездили на барахолку, там покупали и потом собирались в парке Динамо в оврагах. Но оттуда милиция их быстро выгнала. Со временем они приблизились к официальному клубу филофонистов.

– Но те были внутри, а мы – снаружи. Когда появился рок-клуб в Хабаровске, на фоне этого сделали слияние старого и нового. Собирались там до конца 90-х годов, – говорит наш собеседник, – В начале 2000-х обменивались музыкальными знаниями в профсоюзах, там можно было присесть, но потом нас культурно и оттуда попросили. Был такой Сергей Савин, он был замклуба филофонистов и предложил нам помещение в хоровом обществе на улице Ленина. Там мы были 1,5-2 года. Потом и оттуда попросили. До конца прошлого года встречались в ДК Профсоюзов по воскресеньям, пока нас не позвали в музей.

В клубе есть те, кто до сих пор увлекается компакт дисками и на встречах аудиофилы продают единомышленникам экземпляры из своих коллекций. Диск можно приобрести за 50 и более рублей. Также покупают друг у друга винил, цена на него достаточно разная, в среднем от 1000 рублей и выше. Зависит от исполнителя, от издания и от состояния пластинки.

Потрогать винил

– Я любитель старой музыки. В моей коллекции более 500 экземпляров. Лет 5 назад, когда собирались на Профсоюзов, все приходили с компакт дисками, а я стал приносить винил, и Виктор Полищук тогда у меня первый купил 2 пластинки. Компакт диск он ведь как не живой, а винил хочется потрогать, как будто возвращаешься в прошлое, – поделился Александр Кривошеев.

Геннадий Ганжа

Другой участник клуба  Геннадий Ганжа до сих пор приносит с собой на встречи компакт диски. Фирменный у него можно приобрести за 50 рублей, в магазине такие стоят 300-400 рублей.

– Музыкой увлекаюсь с 1964 года. Что касается винила, то лет 5 назад у меня было 500 пластинок, потом я оставил для себя самые любимые, и сейчас их осталось около 100 штук. Люблю диско, джаз, рок-н-ролл. Дома стоит хороший проигрыватель. Его я выписывал из Японии 5 лет назад. Он обошёлся мне в 30 тыс. рублей – 15 тыс. ушло на сам проигрыватель и 15 тыс. заплатил за пересылку из Японии и то это до таможни. Одна из моих любимых групп The Astronauts 60-х годов, диск пришёл мне из Канады за 5000 руб. Мне ещё нравится The Beatles, Rolling Stones, Queen, – рассказал Геннадий Ганжа.

Юрий Зайцев

Меломан, по словам участников клуба, это не только собиратель пластинок, но и ещё собиратель аппаратуры. Он будет улучшать технику до тех пор, пока не получит звук, который сочтёт максимально приближенным к живому. Сейчас для этого ограничений практически нет. В хабаровском клубе филофонистов разговоры не только о пластинках и изданиях, но и об аппаратуре.

Впрочем, выяснить, о чем беседуют меломаны, любой желающий может самостоятельно: в музее «Мир говорящих машин» всегда рады товарищам по увлечению. А общих тем у коллекционеров достаточно.