Романтика или тяжёлый труд? Хабаровский спасатель-водолаз о себе

Роман Гудалин начальник водолазного подразделения дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России. Более 20 лет он работал водолазом, а с недавних пор, по воле судьбы, его основная профессия –спасатель-водолаз. Работа любимая, но суровая: тут нужны не только стальные нервы, но и физическая подготовка. Мужчина рассказал, почему он выбрал эту опасную профессию, и какие необычные находки ему доводилось вылавливать со дна.

 Романтика или тяжёлый труд? Хабаровский спасатель-водолаз о себе

– В детстве я не мечтал, как все мальчишки, стать космонавтом или лётчиком, не было такого. Шли 90-годы, я занимался профессиональным спортом – играл в гандбол, мини-футбол. Хотел стать знаменитым вратарём. Так как у меня это очень хорошо получалось, в те годы я был признан лучшим вратарём Амурской области. Когда закончил школу, не знаю почему, но хотел стать сотрудником милиции и работать в ДПС, но не сложилось. Поехал в Читу в школу милиции поступать, экзамены сдал, но не прошёл, – рассказывает наш герой.

После школы Романа призвали в армию, в 1 Морской отряд ВВ МВД России, где он стал водолазом. Прошёл путь от матроса до капитана 2 ранга.

– Тогда я понял, что вода – моя стихия, – улыбается он. За период службы – 22 года мы стали сотрудничать с ребятами из МЧС. Совместно выезжали и проводили занятия. У меня уже тогда появилась мысль, что после того, как пойду на пенсию, скорее всего дальнейшую жизнь свяжу со спасателями МЧС, так и получилось.

В этом году Роман решил уволиться со службы и стать спасателем. Так как для него первоначальная цель – это помощь людям.

– Первый месяц я работал водолазом-спасателем, после получил повышение, – продолжает ныряльщик. – Считаю, если душа к работе лежит, то в этой профессии всё будет нравиться. Да и плюсов много: вода, романтика, море. У нас говорят так: «Все, кто находится на поверхности, никогда не видят, что делает водолаз. Видят только результат», – объясняет начальник водолазного подразделения.

Конечно, помимо плюсов есть, и минусы, но их по словам Романа, не так много. Главное, чтобы человек, который выбрал эту профессию, имел стальные нервы: находить тела утонувших и поднимать их наверх – испытание то ещё.

– Наша профессия связана с поиском утонувших людей. Много таких неприятных моментов было. Бывало выезжали в одно место, а пока работали, тут же нужно переезжать на другое место. Чаще всего ищем взрослых, но тяжелее всего, когда приходится искать утонувших детей. Тревожно, когда на поверхности стоят родственники и ждут, в этот момент испытываешь стресс, ведь им нужно передать тело, – сетует водолаз.  

Особенно тяжело и жутко, по словам Романа, было в августе 2000 года, когда в Амурской области, на реке Зея произошла большая трагедия – разом утонуло 8 детей в пионерском лагере.

– До сих пор вспоминаю тот день. Сначала я нашёл первого мальчика, а следом мы подняли на поверхность его сестру. Дети 12-летние утонули разом. Тогда было ужасное состояние. Нужно помнить, что вода – это стихия, с которой надо только «на вы». Я всегда всех водолазов этому учу, – говорит Роман.

Это, по его словам, самые сложные моменты в работе спасателя. Поэтому все водолазы должны быть эмоционально устойчивыми. Каждый год им необходимо проходить беседу с психологом, и не один раз.

– Каждый водолаз должен быть спокойным и решительным, ведь в нашей работе всякое бывает. Знаете, если забыть о неприятных моментах, то мы находим много чего интересного под водой. Одна из последних моих находок – старый якорь, на нём сзади выбита дата – 1816 год. Я его нашёл в прошлом году на о. Русский. Поднял, почистил, и мне его моя команда решила подарить. А так часто находим запчасти от кораблей, например, фонари, но чаще всего встречаются якоря. Мы с товарищем три года назад нашли один такой, весил более тонны, – признаётся водолаз. 

Также стоят задачи перед ныряльщиками: поднять со дна катер или лодку. Снять или поставить трубопроводы, гайки, винты и многое другое. Правда не везде условия позволяют идеально работать. Где-то течение, где-то отсутствие видимости. Грунт мешает, ил.

– Радует, что коллектив у нас добродушный, каждый борется друг за друга, так как водолаз работает под водой и надеется на своего товарища, который на поверхности. Спасатели вообще люди добрые, всегда поддержат друг друга. Поэтому плюсов больше, чем минусов, – считает Роман.

Максимальная и опасная глубина, на которой работают спасатели – 60 метров. Чем больше глубина, тем сложнее погружение.

– Если при проведении водолазных работ мы допускаемся до 60 метров, то при тренировочных спусках, в барокамере, погружаемся от 40 до 100 метров. Идёт подготовка и физиологическая натренированность организма. Сам я опускался на максимальную глубину, скажу, что больших радостей при таких спусках нет. Если тренируемся в море, то там до 40 метров погружение. Помню мы спускались глубоко при поиске самолёта в 2013 году, когда пропали 10 пограничников на Южно-Курильском острове, – рассказывает Роман.  

Водолаз, по его словам, может находиться на глубине в зависимости от подачи воздуха, который подаётся либо в баллоне, либо с поверхности по шлангу. Если из баллона, то под водой проводишь не больше 1,5 часов. Если от шланга, то не больше 3 часов. Конечно многое зависит от типа снаряжения и глубины.

– У нас есть два типа гидрокостюмов – сухой и мокрый. Есть ещё водолазная рубаха. У каждого свой вес. Костюм мокрого типа предназначен для погружения в тёплых водах. Он весит около 6 кг. Сухого типа, для погружения зимой, весит на килограмм меньше. А вот водолазная рубаха, которая служит для защиты тела от воды, теплопотерь и травм – почти 8 кг, – делится начальник водолазного подразделения.

Самое суровое испытание для водолаза – зима. Находиться под толщей льда около метра всегда опасно и можно легко оказаться заложником неисправного оборудования. Но долг превыше всего. При любом погружении, летом или зимой, без напарника не обойтись.

– Профессия обязывает, чтобы со мной нырял кто-то в паре, потому что я больше обучаю, показываю, как правильно сделать, рассказываю об опасностях. Со мной ныряют ученики. Есть водолазные работы, когда приходится погружаться самостоятельно, но напарник находится на поверхности, это страхующий водолаз. Бывает ныряем в мутной воде, ничего не видим и работаем только на ощупь, – объясняет Роман.

За годы работы Роман Гудалин приобрёл массу знаний. Имеет более 2700 часов работы под водой. К тому же помимо водолазных работ, в его арсенале имеются дополнительные квалификации – мастер-инструктор по дайвингу, мастер по погружению в сухих костюмах, по погружению под лёд. А в 2013 году наш герой получил юридическое образование.

– Помимо работы у меня есть хобби – это дайвинг на море, – признаётся Роман. Привлекаю семью к этому, вместе смотрим подводный мир. Погружаясь, ты находишься в тишине, один с морскими обитателями. Это незабываемое ощущение. А так моё любимое хобби – собирать модели кораблей. Приобретаю их магазине. Собираю мелкие детали, узнаю историю этого судна, мне это интересно.

Родные гордятся Романом, ведь он спасает людей. Но всегда сильно переживают, особенно мама и супруга. Предостерегают его, просят далеко не нырять, но понимают, что это его профессия и любимое дело с 18 лет.