Найти новых хозяев: как живёт хабаровский приют «Теремок»

Бездомные животные вызывают жалость у многих людей. Однако, большинство из нас, взглянув на собаку или кошку на улице, проходят мимо. Впрочем, есть в Хабаровске неравнодушие люди, готовые жертвовать своим временем и средствами ради спасения этих бедолаг. Анна Ермакова уже несколько лет содержит приют «Теремок», где живут более 80 животных.

Найти новых хозяев: как живёт хабаровский приют «Теремок»

Приют официально был зарегистрирован в 2011 году, но первые постояльцы начали появляться весной 2010 года.

Десять лет утро спасительницы животных начинается не с кофе. С утра уборка, кормёжка, процедуры, потом всё тоже на кошачьей передержке – это отдельная квартира для кошек, которые «не влезли» в приют. Кстати, любовь к животным у девушки появилась не сразу. В детстве с ней произошёл один случай, который перевернул всё её сознание.

Ты что, живодёрка?

– Когда я была маленькой, дома у нас не было животных. Помню, что в детстве любила ставить опыты над насекомыми, но особенно меня привлекали дождевые червяки. Однажды я собрала их в банку и бросила в костёр. Отчим заметил это, обозвал меня живодёркой и впервые, за всё время, поднял руку на меня. Я долго переживала, но потом поняла, что нужно любить любое живое существо, – честно призналась Анна.

Где-то в первом классе девочка вместе с друзьями искали во дворах выброшенных щенков и котят. Детям было жалко бедных животных, они их прятали, где придётся, а потом таскали пушистикам еду из дома.

– После школы запихивали животных в рюкзаки и носили их в частный сектор пристраивать, знаете, как в Ералаше: «Возьмите собачку, кошечку». С тех пор я стала мечтать о своём приюте. Когда выросла, построила «Теремок» и стала искать, где заработать деньги, чтобы жилище для животных было на что содержать, – вспоминает девушка.

Большая семья

– На попечении у меня только кошки и собаки, а раньше кто только ни попадался: шиншиллы, черепахи, сороки, летучая мышь и хорьки, – рассказывает Анна.

Сейчас в «Теремке» уже более 80 животных, а вообще приют рассчитан на 50 хвостиков. Каждый день ей поступают около 100 звонков от неравнодушных граждан. Но всех девушка к себе не может взять.

– Многие думают, что мы должны всех принимать, потому что мы приют. Раньше я брала новорождённых котят и щенков. Но выходить сейчас каждого, когда у меня много животных, не могу. Поэтому перестала брать. Я даже не хочу оглашать место, где мы находимся. Тем более были такие ситуации, что подкидывали котят в коробках или сумках и местные собаки их просто разрывали на куски, – с грустью говорит зоозащитница. 

Кредит ради спасения

Впрочем, главная проблема в приюте не только из-за недостатка места. Содержать животных, возить их на лечение в ветклиники, оплачивать электроэнергию и другие хозяйственные нужды вылетают в нехилую копейку.

– Изначально планировалось, что часть средств в приют будет идти от гостиницы для домашних животных. Для этого я специально построила две комнаты, и какое-то время так и было. Но потом получилось так, что их нужно было занять раненными собаками и кошками. Гостиница накрылась медным тазом. Пришлось ходить и продавать цветы, чтобы помочь пушистым бедолагам, – говорит Анна Ермакова.

Когда только открылся приют не было сборов, девушка вкладывала все свои заработанные деньги в «Теремок». Иногда приходилось самой влезать в кредиты, да и сейчас такое бывает.

– В среднем на содержание приюта уходит около 150 тыс. рублей в месяц. Например, вот только за лечение одной больной кошки за эти 2 дня я потратила около 7 тыс. рублей. Много уходит денег на дорогие лекарства, и операции животным. Не считая расходов на электроэнергию. В «Теремке» электрическое отопление, за которое я плачу в месяц до 20 тыс. рублей. Плюс привозная вода, откачка шамбо, – перечисляет расходы Анна.

Благо помогают пожертвования, но их очень мало. Поэтому девушке в очередной раз приходится брать кредит, чтобы спасти своих подопечных.

– Я стараюсь пристраивать только стерилизованных. До сих пор не понимаю, зачем люди заводят питомцев, которые им в итоге мешают, и они оказываются на улице. Никогда не могла понять этого, продолжает зоозащитница.

Каждый день – испытание

В прошлом году в «Теремке» была сложная финансовая ситуация. Анне приходилось всё делать самой: кормить подопечных, чистить вольеры, делать процедуры, возить в ветклиники, отвечать на звонки, выставлять посты в соцсетях, фотографировать и снимать видео.

Зоозащитница признаётся, что пандемия в этом году лишь цветочки по сравнению с тем, как приюту приходилось, да и сейчас приходится выживать.

– В том году я работала за десятерых. Сейчас мне Елена помогает, получает 35 тыс. рублей за свой труд. Девушка работает у нас уже несколько лет. Другую помощницу зовут Татьяна. Она сейчас монтирует видео и пишет тексты для постов. Получает 15 тыс. рублей в месяц. Ещё одна, Анна, делает фото и даёт везде объявления. Тоже зарплата – 15 тыс. рублей, – говорит хозяйка приюта.

На помощь приходят несколько волонтёров, пока их трое. Одна девушка приезжает раз в неделю, гуляет с собаками, привозит животным «вкусняшки»: корма, наполнители и деньгами помогает.

– Если кто-то думает, что у меня здесь армия волонтёров, которые ездят по городу, всех спасают, такого нет, это заблуждение. В основном если люди приезжают помочь, то их хватает на один-два раза. Бывает хотят помочь кормами и привозят дешёвые, от них большинство животных болеет. Приходится потом лечить им почки, печень, а это всё дорого. Лекарство лучше я сама куплю. Поэтому лучшая помощь нам – это деньги, – считает зоозащитница.

А ещё Анне во всём помогает муж Анатолий, хотя сам работает на двух работах. Супруг приезжает вечером, чтобы увезти мешки или что-то подладить. На данный момент он главная финансовая поддержка «Теремка».

– Многие, кто брал у меня животных, рассказывали, что собака не давала впадать в уныние, особенно в период, когда была самоизоляция. У меня дома тоже свои любимцы живут, с которыми не соскучишься, – рассказывает наша собеседница.

Цезаря не забуду никогда

Дома у Анны целый зверинец – несколько кошек и собак, и все они были когда-то брошены. Даже змея живёт в аквариуме, которую девушка купила 8 лет назад.

– Моим любимцем был пёс Цезарь. Умер несколько месяцев назад. Тяжело вспоминать. Нашла его, когда приют только строился. Я шла на работу. На встречу мне из-за кустов вышел большой пёс. Настолько худой, что его аж шкивало из стороны в сторону. С огромной шишкой на шее. Подошёл ко мне и ткнулся носом. В глазах такая печаль была, что я не выдержала просто, – плачет Анна.

Когда Цезарь отъелся, оказалось, что пёс не простой, а с характером. К себе только хозяйку подпускал, кидался на всех. Без разницы: человек, собака, кошка.

– Я с ним сама начала заниматься. Как раз смотрела тогда передачу, где мужчина решает проблемы поведения с собаками «Переводчик с собачьего с Цезарем Милано». Так и назвала его Цезарь. Видимо его раньше на боях использовали или избивали. У него всё тело было в шрамах. Около года приходилось его держать отдельно. Но потом его сердце начало оттаивать. Он понял, что ему никто не желает зла. И из агрессора превратился в собаку-обнимаку. Во всех ярмарках у нас стал участвовать, – вспоминает девушка.

Когда Анна его нашла, ветеринары, говорили, что ему лет десять. У собаки было всего несколько зубов. Но очень мощная челюсть.

– Он все ручки металлические на дверях как жвачку сминал. Прожил лет девять ещё. Столько вообще не живут такие собаки. У него уже суставы больные были. Но он до последнего был весёлым, активным, общительным. Просто сердце остановилось. Гулял, закричал не своим голосом и упал замертво, – сквозь слёзы рассказывает она.

Сейчас у Ани живёт ещё один пёс, бывшие хозяева выставили его зимой в подъезд со всеми вещами в пакете: горшком, одеждой, игрушками, ветпаспортом.

– Я потом поняла почему. У самой до сих пор такое желание иногда возникает. Он приходил с прогулки, залезал потихой на диван и мочился там, драл обои пока никто не видел, визжал, лаял на всех, кусал всех, кто готов был забрать его на воспитание, кроме меня. До сих пор может что-то отчебучить, что его отлупить хочется, – сокрушается зоозащитница.

Недавно Анне позвонила женщина и сообщила, что их кошке Томе нужно срочно в ветклинику, а денег у неё нет.

– Она плакала и говорила, что собаки разорвали кошке лапу. Я в тот район побоялась одна ехать, попросила мужа мне помочь. Он как раз только с работы вернулся. Приезжаем на место происшествия. Выходят хозяева и говорят, что кошка куда-то убежала. Зачем они её выпустили с оторванной лапой, не известно, – вспоминает девушка.

Час совместных поисков не увенчался успехом. Кошку, истекающую кровью, нашли на следующий день. Я отправилась с ней в ветклинику. Сейчас она на трёх лапах уже носится по двору.

Во время самоизоляции Анна не оставляла приют ни на минуту. Единственно на что повлияла пандемия, так это на то, что животных стали меньше забирать. Зоозащитница всё также спасает четвероногих и верит, что люди начнут более ответственно относиться к живым существам, которых заводят. Ведь животное за себя не может постоять, его нужно воспитывать и это человек должен понимать.