Как хабаровский почерковед разоблачает мошенников

Закорючка рубль сбережет

07.06.2019 в 00:22, просмотров: 468

Перед интервью с Анной Дацук, экспертом-почерковедом хабаровского УВД, я основательно подготовилась: на тетрадном листке написала свою фамилию тремя разными способами. Изменила наклон, размер букв, словом старалась, как могла. Интересно, получилось ли у меня подделать свой почерк?

Как хабаровский почерковед разоблачает мошенников
Фото: Брестская газета

Почерковедческая экспертиза считается одной из самых сложных в системе УВД. Здесь многое зависит от внимательности эксперта и от его опыта. Старший эксперт отделения по территории обслуживаемой отделом полиции № 1 ЭКО УМВД России по городу Хабаровску Анна Валентиновна занимается изучением подписей и почерка более десяти лет.

— Обучение эксперта-почерковеда длится около двух месяцев, в течение которых мы сидим буквально не отрывая головы – изучаем палочки, закорючки, элементы букв. Получить допуск очень сложно. Но и это полдела, наработка приходит с годами, — говорит Анна Валентиновна. — И здесь имеют большое значение наставники, они помогает корректно отследить и правильно выбрать те признаки, которые характеризуют конкретного человека, индивидуальные и присуще только ему.

По мнению Анны Дацук, лучше с этим экспертизами справляются женщины, они более внимательные, усидчивые, вдумчивые. Специалистов мужчин в этой сфере мало. Что касается моего эксперимента, то эксперт с десятилетним стажем рассекретила меня сразу.

— У вас характерная буква «п», видите, здесь дополнительный штрих, а еще узкая часть буквы «д». Даже где вы писали быстро, эти элементы бросаются в глаза. Все три строчки написаны одной рукой. Письменно-двигательный навык формируется с раннего детства. Ведь мы все учились писать по одним прописям, — продолжает Анна Дацук. — А со временем он меняется, потому что все жизненные перипетии отражаются на нем, поэтому почерк у всех разный и у всех есть свои уникальные элементы. Почерк индивидуален, как отпечатки пальцев.

В то, что по тому, как человек пишет буквы можно определить характер, Анна Дацук не верит.

— Говорят, крупный почерк считается признаком общительного человека, мелкий — скупого и замкнутого. Строчки идут вверх – вы высокого о себе мнения, а вниз – скромный и необщительный, — говорит Анна Дацук. — Но за свою практику я не встречала подтверждений этим теориям. У меня сестра, к примеру, пишет так мелко, что нужен микроскоп. При этом она широкой души человек. Графологию я не считаю наукой, но всегда обращаю внимание, как пишет человек, как связывает буквы между собой, как держит ручку. Это профессиональное.

Но все же, то как пишет человек может многое рассказать о нем. Например, был ли пишущий левшой или правшой или сменил специально руку, писал ли текст на столе или в движущемся транспорте, а может, был в состоянии алкогольного опьянения. Почти со стопроцентной уверенностью почерковед может сказать, кто написал письмо мужчина или женщина.

— Но для этого нужно проанализировать две-три страницы рукописного текста, — объясняет эксперт, — а ещё можно определить в каком возрасте написан образец. Для старческого почерка характерны свои элементы и более слабый нажим на ручку, дети чаще вырисовывают буквы, а подростки уже пишут скоро.

Определить характер человека – в задачи почерковеда не входит. Главная цель эксперта выяснить действительно ли данный образец письма принадлежит конкретному человеку. По словам нашей собеседницы, такая экспертиза дело не быстрое. Порой над одной закорючкой приходится сидеть неделю.

— Сначала определишь основные составляющие, угол наклона букв, переходы линий из одной в другую, потом придут какие-то первые выводы. На третий день все это образуется в какую-то систему, а потом убеждаешься в своих умозаключениях и делаешь выводы. Ведь мы несем уголовную ответственность за свою экспертизу, — говорит наша собеседница.

В своей работе эксперты используют увеличительные стекла, микроскоп и фотоаппарат.

— С помощью инструмента мы смотрим на всякие мелочи, типа какой закорючкой заканчивается линия и под каким углом эта закорючка расположена, и в каком месте характерное утолщение линии, — поясняет Анна Дацук.

Ситуации, с которыми обращаются к эксперту-криминалисту, бывают разные, но львиная доля связана с различными финансовыми махинациями – подделывают подписи на дарственных, кредитных договорах и документах о купле-продаже авто. Кстати, попадаются дела о банковских служащих, которые «трелюют» деньги со счета на счет, подделывая подпись своего клиента. Бывает, оспаривается завещание, тогда эксперту приходится доказывать, что человек не выполнить подпись в силу каких-то обстоятельств. И здесь на первый план выходит подделка подписи.

— Я очень хорошо запомнила свою первую экспертизу. Нужно было определить подлинность подписи очень крупного бизнесмена. Он продал одно из своих предприятий, и в какой-то момент решил оспорить сделку, пытаясь доказать, что документы подписывал не он, — рассказывает Анна Дацук. — Подпись у человека была очень сложная, со множеством элементов: завитушки, закорючки, черточки, перемена направления. Целых три дня я потратила только на то, чтобы определить, что обозначают все эти части подписи.

По наблюдениям моей собеседницы, за последние годы автографы у людей становятся все более простыми, короткими, незамысловатыми. Особенно отличается почерк у молодых людей, у поколения, которое выросло с гаджетами в руках.

— Когда к нам приходят молодые ребята устраиваться на работу, я отмечаю, что у многих почерк несформирован, пишут медленно, не прописывая букв и элементов, — говорит Анна Дацук. — Все это влияние компьютеризации, ведь большой потребности писать сейчас нет: у нас есть компьютеры, телефоны, планшеты.

Тем не менее, по словам эксперта, все же стоит уделить внимание своему почерку. Хотя бы для того, чтобы не попасть в неприятную историю. — Если у человека очень простая подпись, которая состоит из одного-двух элементов, какой-нибудь крючок или галочка, повторить ее мошеннику не составит труда. В этом случае эксперт не сможет сказать, со стопроцентной уверенностью, что подпись, к примеру, в кредитном договоре не ваша.