Хабаровчанка на протезе покорила Эльбрус

Инвалидность – это не повод закрываться в себе и отгораживаться от всего мира! Именно по этому принципу живёт 18-летняя хабаровчанка Полина Рахмелюк.

07.01.2018 в 11:41, просмотров: 5065
Хабаровчанка на протезе покорила Эльбрус

 

Инвалидность – это не повод закрываться в себе и отгораживаться от всего мира! Именно по этому принципу живёт 18-летняя хабаровчанка Полина Рахмелюк. Девушка родилась с недоразвитой правой ногой, однако назвать её неполноценной язык не поворачивается. Полина хорошо рисует, занимается спортом, а недавно даже покорила Эльбрус! О своей жизни, переживаниях и повседневных трудностях читайте в интервью.

 

– Скажи, твои родители знали, что ты родишься с патологией?

 

– Да, знали. Это было видно на УЗИ. Они восприняли это как должное, хотя врачи говорили, что патология будет мешать и мне, и им. Даже предлагали от меня отказаться, но для моей мамы эти слова прозвучали тогда, как огромная глупость.

 

– Каким было твоё детство? Тяжело приходилось?

 

– Я помню только хорошее. Детство провела в кругу моих родителей и друзей. В садик я никогда не ходила. Туда меня просто не взяли. Видимо, воспитатели побоялись брать на себя ответственность – я не очень хорошо ходила и могла травмироваться. Тогда у меня был протез, который вообще не сгибался. Это сейчас уже вспоминается как неудобство, но тогда я его воспринимала нормально, даже бегала в нём.

 

Вообще, я была очень общительным ребёнком. Однако родители других моих сверстников, как я думаю, пугались меня. Я этого не понимала и это хорошо – вела себя, как все дети. Я думаю, что это благодаря окружающим меня близким людям, которые всё понимали и считали совершенно нормальной.

 

– Когда к тебе пришло понимание, что ты отличаешься от других детей?

 

– Началось всё, когда пошла в школу. К третьему классу меня стали обзывать всякими обидными словами типа «терминатор» или «трансформер». Но спуску я никому не давала – была достаточно жёсткой девочкой и постоянно дралась. А так как тогда я носила протез, наполовину сделанный из железа, многим очень сильно доставалось. Конечно, мама говорила мне, что драться плохо, но я не могла вести себя иначе. Но не надо думать, что я весь мир ненавидела  у меня были друзья, которые до сих пор со мной.

 

– Как ты справлялась с переживаниями по поводу того, что у тебя такая особенность?

 

– Очень сильно помогало моё окружение – со мной постоянно были люди, которые не задавали лишних вопросов и нормально меня воспринимали. Повезло, что в жизни не было каких-то сильных унижений со сторон сверстников. К сожалению, не всем так повезло. Недопонимание со стороны общества началось, наверное, только лет в 14 – в этом возрасте я начала, как другие считали, странно краситься, ярко одеваться и вести себя, не как обычные девочки. Например, летом я носила не длинные юбки, а шорты.

 

– Ты когда-нибудь стеснялась своей ноги?

 

– Никогда! Она отличает меня от других, а если что-то отличается, то надо это показывать. Мне так кажется. Если честно, где-то в 13 лет я переживала, что не такая, как все – обращала внимание на то, каково мнение людей обо мне. Но не замкнулась, а даже наоборот – начала стараться выделиться ещё больше. Сейчас жалею, что стала не такая общительная, как была в 6 лет. Сегодня я уже внимательно подбираю людей, которые мне комфортны – были неприятные случаи.

 

– Что за неприятные случаи?

 

– Ну, например, когда я иду по улице кто-то может плюнуть в меня сзади или выкрикнуть что-нибудь неприятное. Больше всего удивляют взрослые люди – слышала от них и оскорбления, и маты. Могут просто подойти и смотреть. Просто стоят и смотрят – вот это больше всего раздражает. Это всё очень неприятно, но я справляюсь. Тяжелее всего, когда ты находишься где-то один, с компанией – легче. Если честно, то я просто не понимаю, откуда у людей ненависть к тому, что у меня нет ноги?!

 

– Сейчас тебя как-то ограничивает твой протез?

 

– За свою жизнь я ко многому приспособилась – для меня сейчас практически нет сложных задач. Есть трудности. Например, подниматься вверх по лестнице. Я не могу сгибать ногу, поэтому приходится поднимать её прямой. Это очень неудобно и занимает много времени. Летом, когда все бегут купаться, мне приходится снимать протез, а только потом идти в воду. В море купаться вообще нельзя, так как внутри меня железо, а оно может окислиться и заржаветь.

 

Ну, а так, в принципе, ничего особенного. Есть бытовые вещи, когда нужно что-то быстро сделать, а я не могу. Но раньше хуже было. Сейчас у меня протез крепится с помощью вакуумной системы, которая всасывает воздух и закрепляет ногу, а раньше он был на шнурках, как у ботинок. Очень долго было его ослаблять, снимать внешнюю часть, потом чулок, а затем снова надевать обратно и зашнуровывать.

 

– Расскажи, как тебе представилась возможность подняться на Эльбрус?

 

– Началось всё с того, что мне отказали в протезировании в Санкт-Петербурге, а предложили сначала сделать операцию. Мы с родителями согласились, но возникли проблемы с деньгами. В результате, за помощью пришлось обращаться в хабаровский благотворительный фонд. Через некоторое время после подачи заявки с нами связалась учредитель фонда «Жизнь в движении» Наталья. Она пригласила меня и папу на операцию и протезирование в Америку. В итоге всё получилось.

 

Наталья про меня не забыла. Она снова связалась с нами и рассказала, что устраивает благотворительный вечер. На нём она собиралась рассказать обо всех детях, которым помогла. Я туда приехала и узнала, что Наталья каждый год выбирает трёх человек и идёт с ними в какой-то экстремальный поход. Группы на тот момент уже ездили на Килиманджаро, два раза поднимались в базовый лагерь Эвереста, а в планах был Эльбрус. Вот Наталья меня и пригласила.

 

Я сначала вообще ехать не хотела – не люблю путешествия, когда неудобно, холодно, так ещё и в спальных мешках спать надо. Долго думала и всё-таки решилась – папа уговорил, сказал, что такую возможность упускать нельзя. В итоге в июле я поехала в Москву, там встретилась с Натальей и с двумя ребятами из подмосковного детского дома. Из столицы уже отправились на Кавказ.

 

Вообще, ни разу не пожалела, что отправилась в это путешествие. Для меня это был очень полезный опыт. Сейчас уже понимаю, что если предлагают подобные авантюры, то надо соглашаться. Этот поход дал мне кучу возможностей – теперь меня регулярно зовут на разные благотворительные мероприятия в Москве. Появилось много поводов общаться с новыми людьми, которые тебя понимают, так как сами находятся со мной наравне.

 

– Какие трудности были при восхождении?

 

– Ой, их было очень много. До восхождения на Эльбрус я практически не занималась спортом, поэтому было тяжело. Когда готовились, были пробные подъёмы. Набирали высоту сначала на две тысячи метров, потом на три и на четыре. Это было нужно, чтобы понять, как организм будет себя чувствовать. Честно сказать, ощущения были ужасные. При подъёме сильно кружится голова, тошнит и клонит в сон прямо на ходу. Отдельная история, как боролась с нехваткой кислорода.

 

– О чём думала, когда поднималась?

 

– Если честно, то в начале ни о чём. Было темно – в голове и вокруг. Учитывая, что мы проснулись около 12 часов ночи. Я просто смотрела под ноги и боялась упасть, хотя и была привязана к своему гиду. Сначала голова была пуста, а потом думала, как бы не замёрзнуть. Но когда смотришь вокруг, видишь закат и как солнце касается верхушек гор, то приходит ощущение чего-то волшебного. А потом опять никаких мыслей.

 

– Ты дошла до самой вершины?

 

– Вообще-то нет. Дошла до седловины – это перевал между двумя вершинами на высоте 5 300 метров. Сама вершина находится на отметке в 5 642 метра. До самого конца дошли только учредитель фонда Наталья, наш гид Антон и директор детского дома Михаил.

 

– Изменилась ли ты как-то внутренне после этого восхождения?

 

– Многие задают этот вопрос. Только когда пишут, то выглядит как будто я до этого была каким-то ничтожеством, а потом взошла и всё вдруг изменилось. Так вот, такого не было. На самом деле я реально переосмыслила некоторые вещи, но они слишком личные, чтобы о них говорить. Путешествие помогло понять то, что до меня долго пытались донесли. Например, думать не только о себе.

 

Просто когда тебе приходится жить на протяжении десяти дней с людьми, с которыми раньше ни разу не общался, то понимаешь, что если не найдёшь с ними контакт, то и помощи не жди – а она на высоте реально нужна. Тут в голову приходит вывод, что все люди важны – даже те, с кем ты не хочешь взаимодействовать или просто новые знакомые.

 

– Ты сказала, что раньше не занималась спортом. Но, насколько я знаю, сейчас решила научиться кататься на сноуборде? Почему?

 

– Ещё на высоте наш гид Антон рассказал про своего знакомого, который, как и я, без ноги. Он тоже поднялся на Эльбрус, а вниз спустился на сноуборде. Мне эта история очень понравилась. После восхождения и захотелось попробовать какой-нибудь экстремальный вид спорта. Желание возникло весьма кстати.

 

Я совсем недавно приехала из Москвы, с благотворительного вечера. Там Наталья мне и предложила съездить после зимних каникул в Красную Поляну в Сочи и научиться кататься на сноуборде. Так что теперь у меня есть реальная возможность это сделать. Вот так мой протез открыл для меня возможности, которые есть не у всех здоровых людей.

 

– Что бы ты напоследок хотела сказать людям, у которых тоже есть какие-то ограничения по здоровью?

 

– На самом деле, большинство инвалидов закрываются в себе, и поэтому у людей сложилось мнение о том, что они стесняются. Даже я так думала. Мне очень хочется, чтобы люди с проблемами сами поняли, что им можно делать всё то же самое, что и здоровым. Конечно, они особенные, и я особенная. Но если большинство инвалидов будут продолжать сидеть дома и загружать себя своими же проблемами и страхами, то такой образ жизни только укрепит стереотип о людях с ограниченными возможностями. Но не все так живут!

 

Я считаю, что даже те, кто страдает тяжёлыми заболеваниями, могут найти выход. Видела людей, у которых нет ни рук, ни ног, страдающих ДЦП – они не закрываются в себе и стараются что-то делать. Необходимо развиваться и бороться – быть полноценной частью общества!

 

Я бы посоветовала искать в своих недостатках только преимущества и ни в коем случае себя не стесняться. Нужно, что бы вас видели! Чем больше внимания вы к себе привлечёте, тем ближе все мы приблизимся к пониманию, что инвалид – это нормальный человек. Просто необходимо использовать все свои возможности и знать, что никаких границ на самом деле нет!

 

Екатерина Гридасова

 Фото предоставила Полина Рахмелюк