В Хабаровске появилась женская дружина «Север»

В ее задачи входит патрулирование неблагополучных семей

21 февраля 2017 в 05:39, просмотров: 1069

На дружинников в Хабаровске нигде не учат. Ими становятся по доброй воле, а кто-то по велению сердца. Мы сходили в рейд с единственной в городе женской дружиной.

В Хабаровске появилась женская дружина «Север»
На фото: Нина Войнова, Наталья Бочкарева и Ольга Позенко

Оказалось, хабаровская женская дружина «Север», состоящая из четырех женщин, по улицам, как в кино, не ходит и хулиганов не ловит. В ее задачи входит патрулирование неблагополучных семей. В этот раз со мной в обход пошли Нина Войнова и Ольга Позенко.

Встретились мы в опорном пункте полиции в северном микрорайоне. Сегодня в рейд идем с инспектором по делам несовершеннолетних Натальей Бочаровой, сообщили мне. Одним ходить нельзя - таков закон. Из средств самозащиты - повязка, красный жилет и конфеты, которые женщины припасли для детей. Никакой оплаты в ДНД (добровольной народной дружине) за свою работу не получают, все делают на добровольных началах.

- Мы с Ольгой Николаевной самые активные, участвуем во всех рейдах и мероприятиях. И дружину мы создали для того, чтобы посещать неблагополучные семьи в нашем районе, - рассказывает бойкая Нина. - Я еще и член попечительского совета в политехническом лицее, где учатся мои дети. Вижу, как некоторым ребятам приходится трудно в своих семьях, хочется хоть чем-то помочь. На новый год мы детишкам покупали подарки, иногда приносим игрушки.

Ее напарница Ольга Позенко, бывшей сотрудник правоохранительных органов, на пенсию ушла в должности подполковника отдела дознания.

- Я службу не оставила, сначала работала на опорном пункте в общественной приемной, потом пошла в дружинники, - рассказывает Ольга Николаевна. - ДНД очень хорошая форма профилактики – лишь раз пьющей маме напомнишь, глядишь, начнет шевелиться.

У женщины - трое детей и уже пятеро внуков, но времени хватает на все. Подобные мероприятия проводят не часто – не чаще двух раз в месяц.

«Только маме не говори»

На часах уже 19:00, и мы, дождавшись инспектора, отправляемся в рейд. В этот день возить по адресам, которых в блокноте у Натальи Бочаровой более десятка, вызвалась Нина на своем авто. Иначе все семьи пришлось бы обойти пешком.

- Вы не бойтесь. Контингент здесь спокойный, хоть и пьющие, но в драку обычно не лезут, - обнадеживает меня Нина. - Ну накричать, правда, могут.

Подъезжаем к первому дому и получаем «вводную» от инспектора: неблагополучная семья с тремя детьми, родители не работают, признаны недееспособными, хоть сами не пьют, но в квартире регулярно собираются компании с алкоголем.

Входим – стены без обоев, обшарпанные потолок и пол, по углам набросаны матрасы и одеяла, по словам хозяйки, это спальные места взрослых. В середине комнаты стоит компьютер с запущенной онлайн-игрой, а на кухне уже слышны «позывные» начинающейся гулянки.

Пока инспектор ПДН (подразделение по делам несовершеннолетних) привычно отчитывает родителей за антисанитарию, проверяет холодильник и выясняет, почему дети не ходят в садик, бойкая Нина уже нашла общий язык с детьми. Малыши обступили ее и доверчиво заглядывают в глаза:

- А ты нам принесешь яблочко в следующий раз? Правда, придешь?! Ты хорошая, я тебя буду ждать! – один за всех тараторит старший четырехлетний малыш, остальные не умеют разговаривать. И добавляет шепотом. - Только маме об этом не говори, я конфетку за это дам.

И ребятня тянет Нину за руку в «свою комнату»: небольшой закуток, две крохотные кровати, пара игрушек и работающий телевизор. Ольга Николаевна тем временем беседует с отцом семейства, который обещает женщине взяться за ум.

Нина пообещала принести малышам яблок, и мы выходим из квартиры с тяжелым сердцем. А инспектор, повидавшая семьи и похуже, тяжко вздохнув, сказала: «Ну хоть дети будут накормлены, раз гости пришли».

Протокольное чтиво

По второму адресу живут трое - бабушка, мать и девятилетняя дочь, которая не посещает школу. Докладная на адрес инспектора ПДН и стала причиной нашего визита.

Мать с порога уверяет – ребенок болеет, но показать лекарства не может, а дочь Полина даже не вспомнила, когда в последний раз пила таблетки. В семье просто нет денег, поэтому девочка уже месяц сидит дома. Инспектор проверяет дневник, где каждая страница пестрит «красными» замечаниями учителя.

- Ребенок во втором классе и до сих пор не умеет читать и писать, - строго говорит маме инспектор, - Оформляйте ее в коррекционный класс!

- Да все она умеет, уже научили. А ну, неси книжку, Полина! - вспылила мать. Но так и не найдя в доме не одной детской книжки, школьнице предлагают прочесть полицейский протокол.

- П..ПО…пры.., - девятилетняя девочка не может прочесть ни слога.

Мать не выдерживает и в адрес дочери несется брань, женщина, не стесняясь, рассказывает, как «воспитает» дочь с помощью ремня, и возмущенно кричит, что в «школу для дураков ребенка» не отдаст, лучше ее в детдом сдаст. Перепуганная Полина со слезами убегает в другую комнату.

Тут на подхвате уже Нина и Ольга Николаевна. В ход идут конфеты, ласковые слова.

- Мамаша так рявкнула, что я сама все буквы забыла, - шепчет мне на ухо Нина. - Где же тут научишься читать и писать!

Спустя 15 минут переговоров с инспектором и дружинниками женщина все-таки соглашается на коррекционный класс для дочери. Наталья Бочарова назначает встречу в опорном пункте, и мы уходим.

- И ничего в этих семьях не меняется. И так из года в год. Хорошо если детям удается вырваться из этого, но чаще либо в тюрьму попадают, либо за наркотики берутся, - с сожалением говорит Ольга Николаевна.

«Нам бояться нечего»

В третьей семье, куда мы пришли с проверкой, казалось, инспектора уже ждали. Здесь в небольшой «двушке» живут две сестры и трое детей на двоих: старшему - уже пять, а самый младший родился месяц назад.

- Я только вчера о вас вспоминала, Наталья Николаевна, - хозяйка Таня с улыбкой распахивает дверь. - А у нас все нормально! Мы же теперь не пьем! Закодировались, нам бояться нечего.

И Таня привычно показывает инспектору – вот детская одежда, вот в холодильнике есть еда, вот тут смеси для младенцев, здесь лекарства.

- А то, что кроватки детской нет, это не беда – они привыкли со мной спать, - старается она убедить теперь уже дружинниц.

Нина, угостив старшую девочку конфетами, расспрашивает: «Что ты кушала? Где спишь? Чем занимаешься?»

- Эти дети уже научены бояться полицейских, - объяснит Нина мне уже позже. - Инспектору навряд ли расскажут о своей жизни, а тете с конфетами могут довериться. Наша задача - найти с ними общий язык, стать другом.

- А почему ребенок до сих пор в садик не ходит, - строго спрашивает инспектор,- уже третий месяц оформляете! Десятого числа ко мне на прием обязательно прийти. Вот мой номер телефона, Деньги-то есть, позвонить сможете?

После очередного протокола мы выходим. А в следующую квартиру Наталья Николаевна зашла без нас.

– Там строптивая девочка- подросток вместе с папой живет, если увидят много людей, в квартиру не пустят, - объясняет опытный инспектор.

А мы с дружинницами остались у подъезда поговорить.

- О! посмотрите, заборчик поставили! - неожиданно восклицает Ольга Николаевна. - Так это же я в ходе одного из рейдов им советовала. Жители тогда закидали жалобами участкового, на машины, паркующиеся под окнами. Смотрите-ка, подействовало!

Не проходите мимо

Как оказалось, в задачи ДНД входят не только посещение по неблагополучных семьей. Летом часто совместно с полицией участвуют в рейдах по точкам продажи алкоголя. В киосках к ним относятся без подозрения.

- Был у нас один паренек, лет 14-ти, его привлекли за распитие спиртных напитков. Мы тогда его взяли с собой, посодействовать. В магазинчике продавцы его знали и продали пиво без зазрения совести, - рассказывает женщина, - Ну а тут мы, а следом и полиция. Так и работаем.

Ходят в рейды дружинники только с полицейскими – участковыми или инспекторами ПНД, таков закон. Но, признаются женщины, заметив безобразие на улице, пройти мимо не могут.

- Недавно вижу, мужик на улице лежит, декабрь на дворе, замерзнет ведь насмерть! Подошла к нему, а он «лыка не вяжет». Кое-как выпросила у него телефон, дозвонилась его жене – оказывается, он живет на другом конце города, в Южном! Договорились с женой, что его посажу в такси, она там встретит и заплатит, - вспоминает недавнюю историю Нина. - Ну а как пройти мимо-то? Погибнет же человек.

Вышла Наталья Николаевна, и предложила вернуться в опорный пункт полиции, перевести дух. По дороге вкратце рассказала, что в той квартире сегодня – все трезвые, девочка начала ходить в школу, а папа даже на работу устроился.

На часах уже девять вечера, инспектор предлагает рейд закончить, оставшиеся адреса она обойдет сама.

Впрочем, и без повязки неугомонная Ольга Николаевна отчитала очередного подвыпившего детину, не смогла пройти мимо. Парень слегка опешил, но вроде бы успокоился. Не перевелись еще женщины в Хабаровске.




Партнеры